Фронтовые сводки из Ливии: 24–30 марта 2011 г.

Ситуация в Ливии остается тяжелой. «Обеспечение бесполётной зоны», как и планировалось ее инициаторами, превратилось в полномасштабную военную агрессию против суверенного государства. Главными объектами ракетно-бомбовых ударов после подавления средств ПВО в первые 2 дня налетов стали сухопутные силы ливийской армии, военная и гражданская инфраструктура Ливии, в первую очередь города, поддерживающие правительство.


Интенсивные бомбардировки 24 марта, продолжавшиеся всю ночь и все утро, главным объектом которых стал пригород Триполи – Тажура, имели целью устрашить гражданское население и сломить волю ливийцев к сопротивлению, и не менее важно – напугать иностранных специалистов, вынудив их срочно эвакуироваться из Ливии. Для этого не только бомбились военные казармы в Тажуре, но и близлежащие дома и кардиологическая больница, находящаяся буквально через дорогу от казарм 32 бригады ливийской армии (на карте из Wikimapia казармы обозначены как военная база). Еще в первые дни бомбардировок объектов ПВО в кардиологической больнице от инфарктов умерло несколько пациентов, а в результате бомбардировок утром 24 марта в больнице были выбиты стекла, и рухнула крыша родильного отделения при кардиоцентре, у рожениц случилось ок. 10 выкидышей, не всех детей удалось спасти. Об этом мы писали в предыдущих сводках. Ночные бомбардировки привели к разрушениям в жилых кварталах и жертвам среди мирных жителей. В больницы поступили десятки раненых и убитых. (В частности, из числа известных нам людей погиб брат одного из ливийских сотрудников представительства РЖД в Ливии вместе с семьей).

Читатели нас часто просят опубликовать фото-видеоматериалы бомбардировок, но их получение для нас технически невозможно, т.к. интернет в Ливии отключен. Кроме того, наши медики во время налета 24 марта находились на дежурстве, когда многие кардиологические пациенты (не говоря уже о роженицах) оказались в тяжелейшем состоянии вследствие стресса. Кроме того, медики не корреспонденты, чтобы бегать с фотоаппаратом. Тем более в военное время в районе стратегически важных объектов, где сам факт фотосъемки может вызвать подозрение. Ливийские официальные каналы тоже мало снимают последствия бомбардировок: это противоречит этическим нормам нормального общества. Показывать убитых по телевизору – оскорбление и для погибшего и для его родственников. Кроме того, показ последствий авиаударов деморализует людей, и ливийское руководство это понимает. Из имеющихся свидетельств результатов бомбардировок 24 марта – см. видео: http://www.rian.ru/arab_mm/20110324/357431281.html, также несколько фотографий в больницах размещены здесь: http://www.livejournal.ru/themes/id/26447 (в интернете можно найти больше фотосвидетельств, но мы не ставим перед собой такой задачи).


Кроме бомбардировок «казарм» в Тажуре, были сброшены бомбы непосредственно за оградой жилого городка, находящегося на окраине Тажуры, где живут различные специалисты – как военные, так и гражданские, главным образом медики. Этот кэмп находится достаточно далеко от «военных» объектов, так что бомбы и ракеты не могли попасть туда случайно. Но как акт устрашения этот авиаудар был достаточно эффективным: украинские и др. медики были вынуждены покинуть это место, перебравшись в Триполи.

Руководство США и европейских стран, прекрасно осведомленное о планах Пентагона и НАТО об интервенции в Ливии, еще в феврале срочно вывезли своих специалистов даже из тех районов, где никакой опасности в тот момент не было. Многие западные страны закрыли дипмиссии. Это было сделано для того, чтобы во время американского вторжения в Ливию не было свидетелей-иностранцев (любого ливийца можно объявить «агентом Каддафи», а вот иностранного специалиста так назвать куда сложнее). Но славянские, в первую очередь украинские, специалисты, видя как убивают народ, которому они отдали по 10 и даже по 20 лет своей жизни, в большинстве своем не захотели молчать. Такая реакция украинских и русских медиков оказалась неожиданной для Пентагона: вместо того, чтобы бежать без оглядки из Ливии, медики из бывшего СССР возмутились, стали звонить по зарубежным новостным агентствам (за последний месяц многим из них звонили корреспонденты из России и Украины, так что телефоны у них остались), требуя, чтобы СМИ рассказали правду о НАТОвской интервенции, а потом направили Открытое письмо руководителям России с просьбой о помощи – как себе, так и многострадальном народу Ливии, ставшему объектом агрессии Запада.

Открытое письмо Президенту и Премьеру РФ, широко распространенное в сети интернет, вынудило руководство антиливийской коалиции приостановить бомбардировки жилых кварталов Триполи и других гражданских объектов в окрестностях столицы. Удары были перенесены вглубь страны, где почти нет иностранных специалистов, и на восток, по обороняющимся правительственным войскам.

В результате были спасены жизни десятков и сотен простых ливийцев. Однако самоотверженность наиших специалистов стоила им довольно дорого: в отместку НАТОвцы в последний момент запретили посадку российского борта, который должен был в субботу 26 марта забрать российских и украинских граждан из Триполи (рейс был полностью согласован со всеми заинтересованными сторонами, подготовлены автобусы, люди уже «сидели на чемоданах», но накануне отлета вечером коалиционное командование «вдруг» не дало российскому самолету воздушного коридора). Та же судьба постигла и украинский десантный корабль, направленный для эвакуации граждан Украины: НАТОвцы не пропускают его ни к одному из ливийских портов, включая Триполи.

Мисурата и сопредельные районы

25-29 марта основные удары коалиция наносила по объектам вдали от столицы, в частности в районе Мисураты, где шли бои между правительственными войсками и мятежниками, которые, воодушевленные ударами с воздуха по ливийским солдатам и поддержанные диверсионными группами НАТО, засланными с баз на востоке Ливии, вновь предприняли попытку поднять мятеж в Мисурате. В начале марта подобные натовские группы действовали в районе Завии, предпринимая попытки захватить нефтеперерабатывающий завод и поднять мятеж в городе, причем в составе этих групп, как мы сообщали ранее, были даже афганцы, что больше всего удивило ливийских военных. На западе Ливии, кроме этих боевиков, действуют и группы снайперов, переместившиеся сюда с востока страны. Как указывалось в целом ряде публикаций, в феврале они выполняли задачу по дестабилизации обстановки и разжигании антиправительственных настроений в Бенгази и других городах Киренаики, стреляя как по митингующим, так и по верным правительству полицейским и военным. Сейчас в их задачу входит поддержание накала ситуации в Мисурате: они время от времени убивают жителей города, «оппозиция» обвиняет в этом Каддафи, и утихшее было противостояние разгорается с новой силой. Кроме того, их задача – парализовать сообщение между Мисуратой и соседними городами, куда перевозят раненных. Один из украинских медиков сообщает о таком обстреле машин скорой помощи. Приводим цитату:

«НУЖНА ПОМОЩЬ ВРАЧЕЙ. В Триполи мы встретили врача Сергея из Таворги [50 км к югу от Мисураты] — крупного поселка неподалеку от Мисраты, где идут жестокие бои. Он смог добраться до Триполи, преодолев 200 км. «Мы ехали на скорой помощи и везли с собой раненого бойца из армии Каддафи, — говорит он. — На дороге, которая ведет к Мисрате, снайперы обстреливают машины. Недавно тяжело ранили в голову ливийца — водителя «скорой». Мой приятель украинец Анатолий живет в Мисрате. Еще до начала военных действий я отдал ему свой паспорт, чтобы он помог мне получить визу. А забрать обратно не могу. Я даже не знаю, жив мой друг или нет...».
По словам Сергея, врачи украинцы не желают покидать Ливию, и не только из-за высоких заработков. Сейчас ливийцы как никогда нуждаются в их помощи. «В больницу Таворги ежедневно привозят около 80-ти раненых солдат, — говорит он. — Кроме того, очень много женщин с выкидышами. Они не выдерживают нервного перенапряжения. Вот врачи и остаются. Просто не могут позволить себе уехать в такой тяжелый момент». Так же, как и украинцы, настроены медики из Кореи и Бангладеш. (http://www.segodnya.ua/news/14236332.html)

Бороться с такими группам диверсантов очень сложно – местность в этих местах пересеченная, лесистая (кустарник, средиземноморская сосна), местные жители и отдельные патрули не представляют для них опасности (вспомните группу британского спецназа SAS, которая в начале марта случайно оказалась в руках мятежников на востоке Ливии – 8 человек с полным комплектом вооружения и взрывчатки: для их нейтрализации едва ли хватит сил стрелкового взвода), а выделять большие войсковые соединения для широкомасштабного прочесывания местности в условиях боевых действий не представляется возможным.

Кроме того, войска коалиции бомбили окрестности г.Злитень [50 км к западу от Мисураты], куда также поступают раненые из Мисураты (с обеих сторон), чтобы вынудить украинских медиков покинуть этот город, прекратить помощь раненым и избавить войска коалиции и мятежников от ненужных свидетелей. В самой Мисурате находится порядка 40 украинских медиков, но связи с ними практически нет. По сведениям сайта украинских медиков «Ликари за кордоном» («Медики заграницей»), все украинские врачи живы, они постоянно находятся на месте работы в больницах, что относительно безопасно, поскольку силы коалиции больницы пока не бомбят – во всяком случае до тех пор, пока там находятся иностранные специалисты, а противоборствующие стороны не трогают медицинские учреждения ни при каких обстоятельствах, поскольку там находятся пациенты обеих сторон.

Однако главный упор был сделан на удары по ливийским войскам, обороняющимся на востоке, – в районе Адждабии, Бреги и Рас-Лануфа. Порядок действий «союзников» все тот же: днем «повстанцы» снимаются перед тележурналистами и палят в воздух «на камеру», натовские самолеты поражают ракетами бронетехнику и артиллерию Каддафи и наносят бомбовые удары по позициям правительственных войск. А вечером и ночью в действие вступают «немногие профессионалы» (по меткому выражению российского корреспондента) – британский спецназ и американские морпехи, закамуфлированные под мятежников. Однако для борьбы с крупной воинской группировкой в районе Сирта этих сил явно недостаточно, и они легко были отброшены назад, а стоило огню союзников с воздуха чуть ослабеть, как 30 марта правительственные войска перешли в наступление и обили у мятежников стратегически важный район Рас-Лануфа.

Бомбардировки Мизды и других городов, поддерживающих Каддафи на Западе и Юге Ливии, 28-29 марта 2011 г.

Авиация «коалиции» в последние дни интенсивно бомбила города вдали от столицы, которые поддерживают правительство в Триполи. Так, в ночь с 27 на 28 марта интенсивным бомбардировкам подверглась Себха – главный город сахарской части Ливии, целиком и полностью поддерживающий правительство. Официальные власти сообщают о 300 погибших, а также о взрывах на складах боеприпасов в районе города.

Украинские медики сообщают о бомбежках Мизды (город в 170 км к югу от Триполи). Приводим цитату из сообщения на сайте «Ликари за кордоном» :

«Бомблять Мізду, Привезли вагітну з відірваною ногою… Над Гарьяном літають натовські казли, але мабуть не будуть бомбити…»
Коментар від Юра — Березень 28, 2011 @ 7:20 pm
(«Бомбят Мизду. Привезли беременную с оторванной ногой… Над Гарьяном летают натовские козлы, но, может быть, не будут бомбить…» 28 Марта, 2011 7:20 pm).

К сожалению, надежды Юрия неоправдались: в ночь с 28 на 29 марта Гарьян тоже бомбили, в основном военные склады, что нам подтвердили и наши корреспонденты. Приводим также сообщение с сайта «Ликари за кордоном»:

«бомблять військові склади і в мізді і в гар”яні. Мізду бомбили вчора в 2 години ночі і в день, в сім годин, горять розбомблені склади і боеприпаси розлітаються на кілометри. один попав в лікарню, пробивши кришу. впав в палату. Про вагітну жінку правда. Гар”ян на сьогодняшний день в диму.»
«Бомбят военные склады и в Мизде, и в Гарьяне. Мизду бомбили вчера в 2 часа ночи и в 7 часов утра. Горят разбомбленные склады и боеприпасы разлетаются на километры. Один попал в больницу и, пробив крышу, упал в палату. Про беременную женщину – правда. Гарьян на сегодняшний день в дыму».
Коментар від віктор — Березень 28, 2011 @ 11:20 pm

Удары по роддомам и беременным (уничтожение детей – уничтожение будущего ливийского народа – и в прямом, и в переносном смысле), похоже, уже превращаются в своего рода «визитную карточку» борцов за свободу и демократию – во всяком случае, начиная с печально знаменитой операции Басаева в роддоме Буденновска (ни для кого уже не секрет, что финансирование и организация военно-технического обеспечения подобных спецопераций против суверенных государств осуществляются из одного источника, во всяком случае, начиная с 80-х гг. XX в., когда ЦРУ и МИ-6 взяли на себя подготовку подразделений «Ал-Каиды» во главе с Усамой бен Ладеном в Афганистане).

В ночь с 28 на 29 марта Мизду снова бомбили, бомбардировки были очень интенсивными. В частности, бомба (или ракета – медики, по понятным причинам, в этом не разбираются) попала в общежитие медиков. Есть убитые. По счастливой случайности украинские врачи отделались царапинами, но несколько их коллег-филиппинцев серьезно пострадали. Медики, звонившие из Ливии, очень просили передать американскому командованию «большое спасибо за спасение жизней мирных граждан».

Триполи

Как уже упоминалось, после письма медиков бомбардировки жилых кварталов Триполи и пригородов были приостановлены. Однако многочисленные удары 28-30 марта наносились по юго-западной окраине Триполи – по казармам, находящимся недалеко от Бен-Гашира (пригород Триполи по дороге в международный аэропорт). Это база 32 бригады «Джахфал», которой командует младший сын Каддафи – Хамис, – наиболее боеспособного подразделения ливийской армии. Младший сын Муаммара Каддафи, как и другие сыновья Лидера Ливийской революции, получил хорошую «прививку» от западной либеральной демократии: в 1986 г. во время первой американской попытки убить Каддафи, когда во время бомбардировок Триполи погибла дочь Каддафи, его маленький сын Хамис тоже был ранен, и у него на всю жизнь остался небольшой шрам на лице. «Я хорошо помню, откуда у меня этот шрам», - говорил он. По неофициальным данным, перед началом НАТОвского вторжения диверсантами на него было совершено покушение, он был ранен и госпитализирован; 29 марта его показало Ливийское телевидние – в военном грузовике на территории резиденции Каддафи в Триполи. Его бригада по-прежнему честно исполняет свой долг, ее бойцы находятся на наиболее опасных участках боев с боевиками мятежников и иностранными диверсионными группами.

Следует отметить, что на месте дислокации этой бригады в Бен-Гашире, как и около госпиталя в Тажуре, располагались, главным образом, жилые дома, в которых живут военные; самих военных там практически не было – только охрана и обслуживающий персонал. Целью таких бомбовых ударов является, не только уничтожение инфраструктуры, но и психологическое давление на бойцов правительственных войск: уничтожение квартир военнослужащих вместе с их имуществом, включая автомобили, разумеется, является достаточно болезненным ударом для военных, которым показывают, что они лишены надежного тыла.

29 марта в Сурмане (к западу от Триполи) был разбомблен завод по производству пластиковых бутылок. Местные жители полагают, что британские наводчики, подсвечивающие цели с земли, приняли бутылки за фугасы.

30 марта в Ливии неожиданно пошел дождь, так что авиация союзников не в состоянии наносить прицельные удары по сухопутным войскам. В результате правительственные войска перешли в решительное наступление, и «повстанцы» оказались выбиты из всех только что захваченных городов, включая Рас-Лануф. В настоящее время наступление ливийских войск продолжается.

Санкт-Петербургский центр изучения современного Ближнего Востока