В Москве завершили свою работу представители Бундесакадемии политики безопасности. Эта организация, пользующаяся в Германии большим авторитетом, объединяет военных, аналитиков, высокопоставленных чиновников, занимающимися проблемами безопасности.

Возглавляет академию генерал-лейтенант Бундесвера Керстен Лаль. Деятельность академии не секретна, но и не публична, потому что участники предпочитают в своей работе пользоваться принципом "Chatham House Rules", то есть непубличных семинаров с собеседниками, чьи имена и должности предпочитают не афишировать. Но для читателей "Российской газеты" президент академии г-н Лаль сделал исключение.

Российская газета: Господин Лаль, бундесакадемия политики безопасности, которую вы возглавляете, проводит свои мероприятия в России далеко не первый раз. Но широкому кругу россиян деятельность вашей организации совершенно неизвестна. Почему? У вас же не закрытый клуб?

Керстен Лаль: Нашей академии - 19 лет. Она располагается в Берлине и финансируется правительством ФРГ. Во главе ее встают по очереди либо генерал бундесвера, либо дипломат - в порядке ротации.

В течение многих лет мы приезжаем на несколько дней в Россию в рамках проводимого нами семинара, который длится в общей сложности полгода. В рамках нашей выездной работы мы посещаем также Вашингтон и Нью-Йорк, проводим заседания и встречи в Бельгии в Брюсселе и др. Выбор стран и городов не случаен. В Нью-Йорке располагается штаб-квартира ООН, в Брюсселе - штаб-квартира НАТО, а Россию мы считаем одной из самых значимых стратегических партнеров Германии.

В рамках нынешнего семинара мы запланировали на май еще и поездки в Турцию и Париж. Кроме того, в этом году рассчитываем посетить Израиль, Египет и Ливан. Но заседания семинара в Москве мы считаем для себя особенно важными.

Среди участников семинара нашей академии в основном высокопоставленные офицеры и дипломаты стран НАТО и ЕС, руководящие кадры из области экономики, представители правоохранительных органов и чиновники из различных ведомств, которые связаны с вопросами безопасности. Этим и объясняется некоторая непубличность нашей деятельности - хотя в принципе мы открытая организация, результаты работы которой представляют интерес и для международных специалистов в области безопасности. Но в основном наша работа направлена, конечно, на немецкую аудиторию.

РГ: Тем интересней ознакомиться с немецким, так сказать, профессиональным взглядом на то, какие угрозы особенно актуальны в современном мире.

Лаль: Да, у нас действительно уникальный в своем роде институт, в котором можно получить образование в дополнение к базовому. Мы являемся самым высокопоставленным межведомственным учреждением Германии по повышению квалификации в области политики безопасности. Мы исповедуем новую философию в подходах к вопросам безопасности. Основная идея заключена в том, что политика безопасности приобретает все большее значение, но она должна быть определена и представлена по-другому, нежели раньше. Это связано с тем, что мир стал глобальным, более комплексным и динамичным.

Сегодня для всего мира добавились новые риски. От вопросов, связанных с оружием массового уничтожения, до современных форм международного глобального терроризма. Большие угрозы представляют собой организованная преступность, формирующаяся не в последнюю очередь в ранее распавшихся государствах, угроза изменения климата, проблема нехватки энергоресуров, пищи, воды, а также высокотехнологичные виды киберпреступности и бесконтрольная миграция населения.

Еще один важный индикатор с вопросах безопасности связан с тем, что изменилось количество игроков - так мне хотелось бы их назвать - действующих на глобальном уровне. Мы живем в мультиполярном мире. Финансовый кризис, например, показал, что от него выиграли во многом азиатские страны, которые в связи с возросшим финансовым могуществом стали играть и более важную политическую роль. А с другой стороны, некоторые страны третьего мира оказались на пороге развала, с огромными денежными долгами и нестабильным политическим положением.

Выводы их этого очевидны: нужно фокусироваться не только на военных методах устранения угроз, приходящих из вне, а использовать весь спектр инструментов - полицейских, экономических, экологических, дипломатических.

Причем нужно связывать в одну общую "сеть" усилия всех игроков во всем мире, чтобы сократить комплексные угрозы. Чтобы совместно вырабатывать цели и стратегии для достижения глобальной безопасности.

Немаловажно также научиться стратегически анализировать быстро меняющуюся ситуацию, прогнозировать угрозы, а не только решать повседневные вопросы. Например, в области ядерного разоружения, существует цель "глобального нуля", достижения которой невозможно в краткосрочной перспективе. Поэтому надо уметь глядеть в будущее. В долгосрочной перспективе надо также научиться рассматривать проблему меняющегося климата вкупе со всеми аспектами, важными и для политики безопасности.

РГ: Какие из современных угроз вы считаете наиболее опасными для мира?

Лаль: По моему мнению, особенно актуальными являются проблемы дефицита энергоресурсов, питания и воды.Если своевременно не начать решение этих проблем, то они, обострившись, могут привести к другим, не менее опасным угрозам - таким, как голод, войны и глобальная миграция населения.Другой важной проблемой является оружие массового поражения и необходимость сокращения прежде всего ядерного оружия.

РГ: Кто из россиян может стать вашим собеседником или же слушателем?

Лаль: Мы приглашаем представителей общественной жизни или сами посещаем их. Например, за пять дней, которые мы пробыли в этот раз в Москве, у нас состоялся ряд встреч в российском МИДе и различных неправительственных организациях. Сегодня мы встретимся с одним генералом в российском Генштабе, а также посетим Газпром.

РГ: Затрагивались ли во время вашего теперешнего пребывания в России темы Ливии?

Лаль: Да. Я могу сказать, что арабский мир находится сейчас на пороге исторической фазы. Это касается не только Ливии, но и Туниса, Египта, Бахрейна, Сирии, Йемена. Новая фаза в истории этих стран связана как с рисками, так и новыми перспективами. Особенно для арабской молодежи. В целом нам стоит рассматривать это развитие с оптимизмом. Что касается нас, немцев, то я выражу мнение большинства, сказав, что не стоит позволять Каддафи продолжать уничтожать собственный народ. Однако с другой стороны наша позиция - не принимать активного участия в реализации решения ООН военными средствами.
http://rg.ru/2011/03/25/lal-site.html