Командование или все-таки округ?

Иногда слова имеют значение. Подводя итоги стратегических учений «Восток – 2010», начальник Генштаба Николай Макаров сообщил о важных изменениях в системе управления российскими Вооруженными силами. По словам генерала, Дмитрий Медведев подписал указ о создании в Вооруженных силах четырех объединенных стратегических командований. Видимо, указ секретный – на президентском сайте он отсутствует. Последнее обстоятельство важно, так как существуют разные интерпретации этого документа. Некоторые коллеги написали, что в результате будет ликвидирована существующая ныне система военных округов.

Между тем, Макаров, похоже, говорил не столько о ликвидации военных округов, сколько об их укрупнении. По его словам, будут «сформированы четыре военных округа и соответственно четыре объединенных стратегических командования». На базе Московского и Ленинградского военных округов формируется Западный военный округ (ОСК «Запад»), куда будут включены Северный и Балтийский флоты. Прежний Северокавказский военный округ преобразуется в Южный военный округ (ОСК «Юг») с подчинением ему Черноморского флота и Каспийской флотилии. На базе Приволжско-Уральского военного округа и западной части Сибирского военного округа создается Центральный военный округ (ОСК «Центр»). Путем слияния оставшейся части Сибирского военного округа и прежнего Дальневосточного военного округа создается Восточный военный округ (ОСК «Восток»), в состав которого войдет Тихоокеанский флот.

На мой взгляд, вопрос, сохранятся ли военные округа в новой системе, имеет принципиальное значение для будущего объединенных стратегических командований.

Понимание необходимости создания таких командований возникло не сегодня. Еще в начале 80-х годов прошлого века по инициативе тогдашнего начальника Генштаба маршала Николая Огаркова были созданы Западное и Восточное стратегические командования. Уже тогда было ясно, что в будущем придется проводить объеденные операции, в которых Сухопутные войска, флот и ВВС будут действовать под единым руководством. И чтобы такие операции были успешными, всю боевую подготовку также необходимо вести под единым командованием. Однако идеи Огаркова столкнулись с мощным противодействием нескольких кланов армейских бюрократов и развития не получили. Впрочем, все 90-е годы в Минобороны и Генштабе велись бесконечные разговоры о преобразовании округов в стратегические и тыловые командования. Разговоры ничем не кончились.

В 2006-м тогдашний начальник Генштаба Юрий Балуевский на коллегии Министерства обороны предложил образовать вместо шести военных округов и четырех флотов три региональных командования – Западное, Дальневосточное и Среднеазиатское. И вот очередной начальник Генштаба снова столкнулся с жестким сопротивлением коллег – командующих военными округами и главкомов (чьи властные полномочия серьезно урезались). Балуевский сделал успокаивающие заявления, что создание региональных командований не приведет к ломке округов и главкоматов. Кроме того, начальник Генштаба успокоил всех, сообщив, что новации будут реализованы аж в 2011-2015 годах, то есть тогда, когда все генералы, участники коллегии Минобороны, давно уже будут на пенсии. Однако и тогда дело почему-то не пошло.

Три попытки перехода к объединенным стратегическим командованиям не принесли никакого практического результата. И дело здесь отнюдь не только в бюрократическом сопротивлении. Дело как раз в том, что всякий раз, создавая стратегические командования, пытались в том или ином виде сохранить военные округа. И это было главной ошибкой.

Стратегические командования не приживаются и не могут прижиться при сохранении округов, потому что внедрить современную форму военной организации пытаются на базе давно устаревшей концепции массовой мобилизационной армии. Сами военные округа появились в России в результате реформ военного министра Дмитрия Милютина в 1860-х при переходе к призывной армии и концепции массовой мобилизации. Собственно говоря, важнейшей задачей военных округов и было и остается проведение массовой мобилизации в так называемый угрожаемый период, то есть накануне войны. Массовая мобилизация лежит в основе всего военного планирования округов – иначе воевать они не могут. В стратегических командованиях подход принципиально иной: в этой системе организации смысл сохраняется только в том случае, если планируется использование лишь тех сил, которые есть в распоряжении командующего в данный конкретный момент. Эти силы заранее прошли необходимую подготовку и слаживание. Такие силы можно создать только на основе профессиональной армии.

Похоже, что сейчас в России пытаются выдумать странный симбиоз организации Вооруженных сил. С одной стороны, создаются объединенные командования, чей потенциал может реализоваться полностью только при профессиональной армии. С другой стороны, российские Вооруженные силы по-прежнему формируются призывниками. Поэтому мобилизационная составляющая остается главной в системе командования. Вот и Макаров бодро сообщает, что в ходе учений «Восток – 2010» половина участвовавших солдат пришли в армию за две – четыре недели до начала маневров. И при этом успешно справились с поставленными задачами. К сожалению, генерал умолчал о тех волшебных методиках, кои позволили за две недели обучить всему, чему прежде обучали полгода. Более того, «мобилизационная составляющая» была еще больше усилена. В ходе учений были призваны из запаса более трех тысяч резервистов (один бог знает, каковы были практические результаты). При этом начальник Генштаба утверждает, что новации заключаются лишь в том, что теперь мобилизационные задачи выполняют не конкретные соединения, которые должны доукомплектовываться резервистами, а специальные органы все-таки сохранившихся военных округов. Поэтому и в новой организации Вооруженных сил в той или иной форме сохранятся военные округа. Стало быть, неизбежно бюрократическое столкновение между структурами, нацеленными на мобилизацию, и структурами, ответственными за немедленное применение войск.

Так что при всей разумности предлагаемых новаций не исключено, что они, в конечном счете, будут отторгнуты. Конечно, существовавшая до 2008 года советская система военной организации совершенно неэффективна, затратна, она не соответствовала нынешнему уровню развития общества. Но внутренне логична. Перестраивать ее нужно с основания – с принципа формирования. И от этого никуда не уйти реформаторам