Давно сложившаяся и четко работающая система по «распилу» государственных денег не позволяет поднять оборонку и модернизировать армию. Чем больше средств выделяется на эти цели, тем лучше живут неизвестные чиновники
В последние недели совещания по проблемам оборонки происходят постоянно. В конце ноября премьер-министр Владимир Путин посетил НПО «Энергия» в Химках, в начале декабря – «Уралвагонзавод» в Нижнем Тагиле. И химкинским ракетчикам, и уральским танкостроителям обещаны деньги, причем немалые – «Уралвагонзаводу», например, будет перечислено 10 млрд рублей.

Обостренное внимание власти к проблемам армии и оборонки объяснимо: генералы вдруг заговорили. Не о негодном «министре-мебельщике» и не о «разрушительных реформах» - эта категория несогласных давно отправлена в запас. Они говорят о том, что вооружения поступают в войска в мизерных количествах и о том, что его качество никуда не годится.
Если первому утверждению скоро уже 20 лет, то второе – нечто новое.

Началось все с флота. Когда впервые заговорили о необходимости закупки французского вертолетоносца «Мистраль», это прозвучало как гром среди ясного неба: военные моряки заявили, что корабли такого класса и качества наши заводы делать не в состоянии. Дальше – больше: главком ВВС генерал-полковник Александр Зелин сообщил, что он отказывается принимать беспилотные летательные аппараты отечественного производства, которые, как ранее обещал он же сам, с 2011 года должны составить 40% боевой авиации. И назвал причину: наши БПЛА не удовлетворяют ВС РФ «ни по скорости, ни по высотности, ни по разрешающей способности установленной на них аппаратуры». Принимать их на вооружение, по словам генерал-полковника, было бы преступлением. Но это еще не все. Поступающие в войска зенитно-ракетные комплексы С-400 «не вполне соответствуют требуемым характеристикам», а разработка новейших комплексов С-500 не двигается. Истребитель пятого поколения, который и генерал Зелин, и вице-премьер Сергей Иванов многократно обещали выкатить в этом году, как выяснилось, не готов. Правда, непонятно на чем были основаны эти обещания: гендиректор «Сухого» Михаил Погосян прямо говорил, двигателя к самолету нет, композиционные материалы и цифровые технологии, в которых суть истребителя пятого поколения, страшно дорогие и некачественные…

Одновременно заговорили и другие военные. «Булава», напоминали они, не летает. Средства связи не действуют. Приборы военного назначения никуда не годятся. С авиапредприятиями, выпускающими гражданскую продукцию, но входящими в оборонный комплекс, тоже, как выяснилось, творится что-то странное: широко разрекламированный «Суперджет-100», оказывается, не дотягивает до заявленных характеристик по всем статьям. Вертолетные моторы мы тоже никак не сделаем (чем занимаются «Рыбинские моторы», ММП им. В.В.Чернышева, МКБ «Гранит» и Омский МКБ, которым государство поручило заниматься этими моторами и которые имеют и соотвествующее оборудование, и технологический опыт – загадка). Авиапредприятия, закупавшие давно освоенные Ту-204, начали от них отказываться: двигатели ужасные по качеству. Как же так, много лет их делали в Перми, самолеты летали, и никто не жаловался!

Получается какая-то странная картина: государство год от года увеличивает расходы на оборонку, а военные вдруг устраивают форменный бунт, отказываясь от отечественного оружия. В свою очередь оборонщики отвечают: берите, что есть - ничего лучше все равно не будет. Потому что нет денег.
Как это все соотносится между собой?

А очень просто. На «Энергомаше» премьер поинтересовался у директора завода Пахомова, дошли ли до предприятия 2 млрд, выделенные год назад в качестве госпомощи. «Нет, не дошли», - ответил тот. «Что значит не дошли?» - удивился Путин. И получил прямой и честный ответ от главы Роскосмоса Анатолия Перминова: «Знаете, эти деньги у нас сейчас находятся», - и сослался на «бюрократические препоны». Премьер грозно потребовал решить проблему «до конца недели».

Как просто, оказывается, открывается ларчик! Деньги год «прокручиваются» на счетах головной организации (не лежат же они, в самом деле, в сейфах в виде наличности) – и никто не волнуется! А глава правительства отчего-то не говорит об отставках, о служебном расследовании, о прокуратуре, а всего лишь требует «немедленно» решить вопрос. То есть конкретные виновники, а их множество – это и чиновники Минфина, и контрольные органы, и, конечно, деятели из Роскосмоса – могут спать спокойно. К ним претензий нет.

Сколько таких средств господдержки и где «зависло», знают только те, кто эти деньги «крутит». Но правительство это, похоже, не беспокоит.
Некто наверняка здорово поправил свое благосостояние за время, пока деньги, предназначенные «Энергомашу», обретались в совершенно неположенном месте: за год проценты должны были нарасти немалые. Трудно поверить, что виной за это безобразие не корысть, помноженная на чувство безнаказанности, а банальное разгильдяйство.

Но «прокрутка» денег, как выясняется, далеко не единственный способ попользоваться деньгами, перечисляемыми оборонке. В связи с поездкой премьера на «Уралвагонзавод» «Коммерсантъ» выяснил еще одну занятную особенность финансирования гособоронзаказа. Так вот: Индия и Россия выделили на обновление танкового парка примерно равные суммы. При этом мы Т-90, как известно, делаем сами, а Индия покупает на нашем «Уралвагонзаводе» и приобретает лицензию на производство этого танка. При этом на ту сумму, которую Москва потратила на закупку сотни танков, Дели купила 320 штук плюс лицензию, да еще у него остались деньги на 1500 машин! Получается, что даже если лицензию мы Индии просто подарили (чего на самом деле быть не может),

один Т-90 для нашей армии стоит в 18,2 раз дороже, чем для Индии, включая транспортировку! Танки что, для наших войск делаются из золота?
А какая организация,интересно, и на каком основании устанавливает цены на эти машины - Минобороны? Минфин? Минпром? «Ростехнологии»?


Получается, что деньги, выделяемые государством оборонке и армии, оседают где-то на стороне, кем-то «крутятся». То ли в посреднических структурах, которые должны контролировать и координировать работу отрасли, то ли в финансовых учреждениях. А частично, может, и на счетах самих заводов: контроль за деятельностью директоров госпредприятий настолько слаб, что его, можно сказать, вообще нет. Например, когда дальневосточные заводы Минобороны пригрозили забастовкой из-за невыплаты зарплат, а прокуратура наконец-то заинтересовалась, почему ее не платят, деньги волшебным образом нашлись. Но опять же: ни отставок, ни уголовных дел!

Мы имеем дело с давно сложившейся и четко работающей системой по «распилу» госсредств. В своем нынешнем виде она не позволит поднять оборонку, модернизировать армию, потому что чем больше денег будет выделяться на эти цели, тем лучше будут жить неизвестные чиновники.

Генералы, судя по всему, в последнее время окончательно убедились в том, что из-за порочной системы оборонзаказа не видать им новой и качественной техники.
Война в Южной Осетии показала реальное состояние дел, а осенние учения «Запад-2009» ясно продемонстрировало, что надеяться больше не на что. Это и подвигло армейское начальство на резкие выпады в адрес оборонщиков, хотя те – точно такие же заложники ситуации. Но генералы понимают, что военные конфликты на Кавказе более чем вероятны, и не могут уповать на очередную панику Саакашвили или на прочие случайности, помогшие нашим в прошлом году. А нести ответственность за весьма возможное поражение они не желают.

У наших чиновников слишком велики запросы: личные и служебные «бентли», бриллиантовые запонки, недвижимость, заставляющая бледнеть от зависти арабских шейхов, отдых в Куршавелях… Деньги на все это изымаются из экономики, дышащей на ладан в результате кризиса.

Здоровая экономика и сильная армия несовместимы с бриллиантовыми запонками на костюмах «слуг народа».
Но уменьшить свои запросы, понижать уровень доходов они не собираются, невзирая на то, что их аппетиты хоронят всякие надежды на модернизацию, подрывают стабильность в стране и национальную безопасность
http://www.gazeta.ru/comments/2009/1..._3300196.shtml