К 1 декабря 2009 года в России официально завершен первый этап военной реформы, которая коренным образом меняет облик всех вооруженных сил: структуру, систему управления и комплектования. Изменения касаются всех видов ВС и вызывают значительные споры на тему своей оправданности и эффективности. Первым видом ВС, который начал приобретать «новое лицо», стали сухопутные войска.

До настоящего времени, несмотря на реформы и сокращения, российская армия во многом оставалась уменьшенной копией советской, предназначенной, главным образом, для большой войны с предшествующей всеобщей мобилизацией. Структура армии практически не менялась с 1945-46 годов, с некоторыми изменениями, внесенными в послевоенное время. Основной оперативной единицей армии являлась дивизия четырехполкового состава, а система комплектования была ориентирована на значительное увеличение численности войск в случае войны. Однако в существующих условиях вероятность большой неядерной войны достаточно низка, а локальный конфликт можно выиграть и без мобилизации.

Итак, что же будет представлять собой российская армия после очередной реформы?
Меняется иерархия частей и соединений. От цепочки округ - армия - дивизия - полк к цепочке округ - оперативное командование - бригада. Бригадная структура считается более гибкой и подходящей для локальных конфликтов, где дивизия является слишком громоздким соединением, а полк не обладает необходимыми средствами для ведения самостоятельных операций.

Бригады же должны представлять собой мобильные соединения постоянной готовности, способные вести бой с помощью войсковых маневренных групп как самостоятельно, так и совместно с другими бригадами под единым управлением.
Кроме того, во всех военных округах будут созданы бригады быстрого реагирования. Скорее всего, их формирование будет идти за счет частей ВДВ.

Однако пока что результаты реформы не слишком обнадеживают. Как показала проверка частей и соединений Генштабом, 60% бригад заслужила лишь оценку «удовлетворительно», треть соединений - оценку «хорошо», а «отлично» не получила ни одна из бригад сухопутных войск.
Причины низкой готовности заключаются как в трудностях переходного периода, так и в недостаточной подготовке личного состава, нехватке современной техники и оборудования и др. Все эти проблемы должны решаться параллельно с переходом армии на новую систему комплектования, иначе готовность новых соединений к боевым действиям еще долго будет оставаться очень низкой.

Следует учесть также, что параллельно с переходом армии на новую структуру меняется и ее кадровый состав. На момент начала реформы число офицеров в армии превышало 30% процентов (более 400 тысяч из 1,200 миллиона человек), то после реформы в миллионной армии останется не более 150 тысяч офицеров из миллиона человек (15%). При этом сокращение должно произойти в основном за счет тыловых и штабных офицеров и генералов, а число лейтенантов и старлеев, наоборот, должно увеличиться с 50 до 60 тысяч человек.
Взамен сокращенного офицерского корпуса должен резко увеличиться в размерах сержантский. Кадровый сержант/старшина будет играть значительно большую роль в вооруженных силах, чем в настоящее время. Наличие подготовленного сержантского состава с длительной выслугой лет позволит качественно и быстро готовить солдат, как контрактников, так и сохраняющихся срочников. Пока же, однако, подготовка кадрового сержантского состава идет крайне медленно.

Новая структура вооруженных предполагает постепенное сокращение должностей, занятых солдатами срочной службы, однако пока добиться этого не удалось. Основная часть армейских подразделений комплектуется по смешанному принципу, что, в сочетании с годичным сроком службы солдат, также не способствует росту боевой готовности войск.

Помимо сухопутных войск, глубокие изменения структуры также затронут ВВС России. С 2010 года в состав ВВС будут входить семь оперативных командований, которые заменят ныне существующие воздушные армии. Четыре из них будут управлять действиями фронтовой и армейской авиации, три остальных - соответственно, дальней авиацией, военно-транспортной авиацией и силами воздушно-космической обороны. Эти командования будут управлять авиабазами и бригадами ПВО, которые будут получать те или иные эскадрильи (подразделения ПВО) в зависимости от задачи. По логике вещей, такая реформа должна значительно повысить тактическую и оперативную гибкость ВВС, однако насколько успешной окажется практическая реализация замысла, пока остается под вопросом, особенно учитывая старение парка ВВС России и невысокие темпы его обновления.

Вопросы вызывают и многие другие аспекты вооруженных сил, прежде всего уровень их оснащения современной техникой, уровень боевой подготовки, соответствие имеющихся темпов перевооружения - планам и потребностям вооруженных сил, и так далее. При этом нужно отметить, что военное ведомство не уделяет должного внимания информационному освещению замыслов, хода и перспектив реформы, которая по-прежнему остается «котом в мешке» для большинства граждан России, включая военных

http://www.rian.ru/analytics/20091201/196474824.html