В России готовится к принятию новая военная доктрина. Действующая военная доктрина, принятая в 2002 году, по мнению руководства страны, уже устарела, и поэтому ещё в 2005 году на заседании Совета безопасности президент Владимир Путин поставил задачу о разработке новой военной доктрины. Проект доктрины готовили четыре года, и теперь он до конца года будет представлен для утверждения Дмитрию Медведеву. Из пока неопубликованного полностью и ещё неокончательного проекта военные эксперты уже сделали определённые выводы. Что изменилось в новой доктрине, по сравнению с не так давно принятой предыдущей доктриной?

Что касается наиболее серьёзного аспекта доктрины - применения ядерного оружия, то здесь изменений нет. Положение о нанесении упреждающего ядерного удара в ответ на угрозу безопасности России сохранилось в новой военной доктрине страны. В советское время военная доктрина предусматривала применение ядерного оружия только в ответном ядерном ударе. Но в ситуации неспособности страны защититься обычными вооружёнными силами доктрину пришлось менять, и сегодня ядерное оружие остается главным средством защиты безопасности.

Новая доктрина предполагает наличие для России военной опасности, военной угрозы, возможности развязывания против неё вооружённых конфликтов: локальных, региональных и крупномасштабных войн. В ней содержится вывод о том, что мировое развитие на современном этапе характеризуется ослаблением межгосударственной и идеологической конфронтации, хотя при этом военная угроза для России на ряде направлений только усиливается.



Генерал-полковник Леонид Ивашов Принципиальных отличий от предыдущей доктрины нет, сообщил президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов. По содержанию доктрина ориентирует на оборонительные, сдерживающие действия. Новизна доктрины в том, что её экономическая основа базируется на концепции долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 года - то есть, как будет реализовываться концепция, так будет реализовываться и доктрина.
"В теории с доктриной можно было бы согласиться, если бы не реальная практика, - заявил генерал Ивашов. - Я предполагаю, что сегодня в отношении военной безопасности проводится две операции: первая - разоружение и роспуск армии, вторая - операция прикрытия. Эта доктрина является основным актом прикрытия". "У топ-менеджеров, которые сегодня управляют министерством обороны, совершенно непрофессиональный подход, - отмечает Леонид Ивашов. - Разогнали разведку, спецназ. Зачем это делается? Российское военно-политическое руководство убедилось в том, что мы армию перевооружить не сможем по причине отсутствия военного машиностроения и ВПК, соответственно нет смысла в интеллектуальной подготовке офицеров и солдат, и поэтому готовят пушечное мясо".

Доктрина, как и любой закон, констатирует то, что есть, считает член Академии геополитических проблем Пётр Белов. Поскольку военно-космической обороны сейчас как таковой нет, также фактически отсутствует система предупреждения о ракетном нападении, а последний спутник был запущен в 1999 году, поэтому России ничего не остаётся кроме как наносить упреждающий ядерный удар, полагает член Академии геополитических проблем Пётр Белов. "Но такая возможность у России будет примерно до 2015-2017 годов, после этого срока деградация в стратегических ядерных силах России, наращивание возможностей систем ПРО у США, а также сокращение количества ракет приведут к тому, что ядерные силы России перестанут быть устрашающим фактором", - отметил г-н Белов.

Недостаток доктрины в её декларативности, указывает член Академии геополитических проблем Владимир Лутовинов. В принципе всё написано правильно, как и должно быть, там много требований, задач... Картина замечательная, но как это всё реализовать, задаётся вопросом военный эксперт. "Документ - это одно, а жизнь и реалии - совершенно другое. Главный недостаток доктрины - она не является инструментом исправления ситуации в армии, - сокрушается г-н Лутовинов. - Нас всех волнует ход реформирования вооружённых сил. Реформа должна укреплять военную безопасность, а не снижать её уровень, как это сейчас происходит. Сейчас мы теряем структуры, школы, системы. Всё сокращается со страшной силой в вооружённых силах: начиная от библиотек и заканчивая командирами".

"Нынешняя военная доктрина - это полуфабрикат, упрощённый вариант, - отмечает руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. - Военная доктрина должна разрабатываться минимум на двадцать лет и максимум на тридцать лет". В новой военной доктрине сделаны исключительно неправильные выводы из грузино-осетинской войны, полагает эксперт. "Действительно в горах танки неудобны, и поэтому у нас практически ликвидируются танковые войска. Также неверно превращать все дивизии в бригады. В министерстве обороны решили взять за образец армию США, но если там на каждую бригаду приходится 4 бригады поддержки, то в России - 0,88, - подсчитал Анатолий Цыганок. - Бригада, как таковая, не может действовать без тыла. Кроме того, новая военная доктрина лишает нашу армию военной интеллигенции: сейчас военная академия превращается в военные курсы. Вместо пяти лет будут учить один год"

http://www.finam.ru/analysis/forecasts00F9D/