Конституционный суд РФ признал, что назначение смертной казни в России после 2010 года невозможно. Вынося такое решение, КС сослался на протокол № 6 Европейской конвенции о защите прав человека.
Конституционный суд РФ в четверг признал невозможным применение смертной казни в России после 1 января 2010 года, когда в России во всех регионах заработают суды присяжных. Напомним, что согласно постановлению Конституционного суда от 2 февраля 1999 года российским судам запрещено назначать в качестве меры наказания смертную казнь до тех пор, пока на всей территории России не начнут работать суды присяжных.

Разъясняя в четверг свою позицию, Конституционный суд напомнил, что Российская Федерация «связана обязательством» не предпринимать действий, которые искажают суть протокола № 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Протокол Россия подписала в 1996 году, это было одним из условий вступления России в Совет Европы. Высказанное Россией намерение установить мораторий на смертную казнь рассматривается Советом Европы как принятые обязательства и заверения в их выполнении и как неотъемлемое условие направления ей приглашения, то есть имеет существенное политико-правовое значение, отмечает КС. Несмотря на то что документ так и не был ратифицирован Россией, в КС считают, что он продолжает действовать де-факто, а возобновление применения смертной казни в стране будет означать нарушение договора и выход России из Совета Европы.

Как считают в КС, за время действия моратория на смертную казнь сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни. Кроме того, за это время сложился конституционно-правовой режим, в рамках которого происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носящей временный характер и рассчитанной лишь на некоторый переходный период. Поэтому введение 1 января 2010 года суда присяжных на всей территории Российской Федерации не создает условий для смертной казни, подчеркивают в КС.

Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин пояснил GZT.RU, что постановление КС от 1999 года было направлено на то, чтобы положить конец противоречиям: даже после подписания протокола №6 в России продолжали выносить смертные приговоры. Уголовные судьи по-разному чувствовали, как следует воспринимать тот факт, что конвенция нами подписана, но не ратифицирована. Для подсудимых оставалось одно спасение: президентское помилование.

«В компетенцию конституционного суда не входит собственно изменение законов. Теперь мы должны ждать решения со стороны депутатов, которые ратифицируют наконец 6-й протокол конвенции, – рассказал Зорькин. – Если кого-то приговорят к смертной казни до того, как это будет сделано, то такой подсудимый может смело обращаться с жалобой в конституционный суд. В зависимости от того, в какой срок будет вынесен этот гипотетический приговор, права обвиняемого защищает либо постановление КС 1999 года и действующее до 31 декабря 2009-го, либо сегодняшнее».

Свои обязательства надо выполнять
Председатель комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы Анатолий Кучерена признал, что решение Конституционного суда не стало для него неожиданным.

«Суд просто не мог поступить по-другому, – заявил Кучерена GZT.RU. – Россия связана определенными обязательствам, и эти обязательства надо выполнять. Мы должны развиваться как правовое, как цивилизованное государство, а не возвращаться ко временам эшафота и виселицы».

По словам эксперта, теперь России предстоит поэтапный переход к отмене смертной казни. Вопрос остается за ратификацией шестого протокола, и как только он будет ратифицирован, то вопрос о применении смертной казни будет снят окончательно.

«Сколько времени это займет, сказать сложно. Но до тех пор, пока вопрос о применении смертной казни не будет решен окончательно, он будет по-прежнему будоражить общество», – констатировал эксперт.

Как заявил GZT.RU полпред президента в Конституционном суде Михаил Кротов, именно общественное мнение является основной причиной того, что смертная казнь по-прежнему присутствует в Конституции. Закон подразумевает применение казни вплоть до ее отмены, но вместо отмены у нас ограничились мораторием.

«Именно оно (общественное мнение – GZT.RU) мешало депутатам ратифицировать 6-й протокол, который был подписан еще в 1996 году. Наоборот, в 2004 году, после теракта в Беслане, группа депутатов выдвигала идею вообще отказаться от применения 6-го протокола», – отметил Кротов.

По его мнению, общество должно созреть для того, чтобы свыкнуться с таким решением, и на это требуется больше, чем десять лет. К тому же за это время в стране произошло множество неприятных событий, не только терактов, каждый из которых поднимал дискуссию о необходимости применения в стране исключительной меры наказания.

«Нельзя сказать, что у нас не ведется диалог с обществом на эту тему – ведется, еще с времен Льва Толстого. Но здесь у нас тот самый случай, когда решение должна принять власть – а остальным нужно только осознать, что оно произошло», – заключил эксперт.

В начале ноября в Конституционном суде состоялись предварительные слушания по вопросу отмены моратория на смертную казнь. Тогда большинство выступавших экспертов, включая представителей президента, Госдумы, Совета Федерации и правительства, выступили категорически против отмены моратория на высшую меру наказания.

Протокол пока останется без ратификации
Запрет на смертную казнь вводится, несмотря на то, что Госдума в ближайшем времени не сможет ратифицировать шестой протокол Европейской комиссии, о чем в четверг уже предупредил спикер Госдумы Борис Грызлов.

Решение суда имеет не только юридическое, но и политическое значение. Как говорит в интервью GZT.RU председатель президиума Института проблем глобализации Михаил Делягин, пока в России действует мораторий на смертную казнь, сохраняется видимость того, что страна стремится быть частью Европы и разделяет ее базовые ценности.

Министр юстиции РФ Александр Коновалов назвал решение КС оправданным. По его словам, почвы для решения этого вопроса в российском обществе еще нет, и настроения в обществе по отношению к такой мере наказания, как смертная казнь, пока до конца не понятны.

«Поэтому, наверное, это правильно, что, с одной стороны, мы де-факто исполняем свои обязанности как члены Совета Европы, с другой стороны, мы взвешенно и обдуманно пытаемся решить этот сложнейший вопрос юридической практики», – заявил Коновалов ИТАР-ТАСС.