Абхазская армия создавалась во времена первой войны с Грузией в 1992-1993 годах. Но в том, что Вооруженные силы Абхазии из народного ополчения превратились в регулярную армию, есть огромная заслуга Анатолия Зайцева. Нынешний начальник Генерального штаба прибыл в Абхазию 6 лет назад из Сирии, где долго был военным советником. Он готовил абхазские подразделения, руководил операцией в Кодорском ущелье и Западной Грузии. В интервью "Огоньку" Анатолий Зайцев подвел краткие итоги своей абхазской миссии.

— Анатолий Иннокентьевич, как изменилась абхазская армия за последние годы? Какой вы ее увидели 6 лет назад и какой она стала?

— Разница огромная. Тогда армия жила без устава, без программ боевой подготовки. Училище представляло собой двухгодичные курсы. Сейчас армия руководствуется боевыми уставами, мы создали Высшее военное училище. Есть общевойсковая академия, курсы по совершенствованию подготовки офицерского корпуса.

Далее. Все, что оставалось от первой войны, лежало мертвым грузом на складах. Наша техническая мысль была направлена на то, чтобы восстановить эту трофейную технику. Отремонтировали более 100 единиц, поставили в строй. Еженедельно проводим штабные тренировки с каким-то подразделением, ежемесячно — с кем-то учения. Такого раньше и близко не было. Сделали полигоны. Да, нет электроподъемников, мишени приходится поднимать вручную, но тем не менее регулярно проводим стрельбы, создаем различные варианты боевой обстановки. А еще укрепилась воинская дисциплина, резко сократилось число дезертиров.

— Но по большому счету абхазская армия готовится к самостоятельной защите страны от внешней агрессии или все-таки рассчитывает, что воевать за Абхазию будут российские солдаты?

— Естественно, надежда на российский щит есть, коль они взяли нас под прикрытие. Но реально мы готовы. На этом участке мы ставим более 20 тысяч резервистов. Согласитесь, это сила. У каждого есть оружие, много боеприпасов, оставшихся с прошлой войны. Боеприпасы есть, оружие есть, люди есть, моральный дух высокий — мы готовы, и территория играет в нашу пользу.

— Какие остаются проблемы?

— Вооружение у нас старое. Танки Т-55, пушки есть еще времен Второй мировой войны. Это проблема, безусловно. Вторая проблема — это большое количество офицеров старшего возраста, которым пора на пенсию. Пока молодые кадры не дошли до их уровня.

— Сохраняется ли угроза партизанской или террористической войны со стороны Грузии или последние взрывы — это остаточные явления?

— По последним взрывам мне тяжело пока говорить, что это: или партизаны, или месть какая-то (что здесь случается), или недовольство политикой власти. Может, это оставшиеся после войны диверсанты... Вариантов много, я на них не отвечу.

— Вы довольны своей абхазской миссией?

— Здесь выполнена серьезная задача: сделана армия (конечно, не мной одним), Абхазия — целостное государство. В общем, заслуги есть.

— Ваша миссия в абхазской армии закончена? Какие планы?

— Честное слово, планов нет никаких. Как скажут, так и будет.

— Устали?

— Усталость есть. Четыре года практически без сна. Каждую ночь по кому-то мы стреляли, кого-то гоняли, нарушителей ловили. Затем большое напряжение было накануне и во время событий годичной давности. Накопилась усталость


http://www.kommersant.ru/doc.aspx?Do...2218&NodesID=5