Будущая авиация скорее всего станет полностью управляемой с земли. И что имеет Россия на данном этапе, рассказывается в этой статье.
газета "Советская Россия", № 81

Израильское «чудо-юдо» над нашей головой

За державу обидно
В конце июня в Санкт-Петербурге прошел IV Международный военно-морской салон, где были представлены новейшие образцы военной техники.
Особый интерес вызывал раздел выставки, где экспонировались отечественные БПЛА – беспилотные летательные аппараты. Это словосочетание прочно вошло в обиход после «пятидневной войны» на Кавказе, в ходе которой грузинская сторона широко использовала беспилотники «Гермес» израильского производства.
Что такое беспилотник? Проще говоря, это крылатая ракета многоразового использования, которая каждый раз после выполнения боевого задания возвращается назад.
В настоящее время различают БПЛА трех типов: сверхмалые, малые, средние и тяжелые. Малые БПЛА по внешнему виду и тактико-техническим показателя напоминают авиационные радиоуправляемые модели, которые многие из наших читателей еще лет двадцать назад мастерили в авиамодельных кружках. Это самолетик из синтетических материалов весом до 10 кг, способный держаться в воздухе около часа на высоте до 1 км.
Применяется для разведки местности, для чего игрушечный на первый взгляд самолетик снабжен фото- или видеоаппаратурой. Кроме того, беспилотники могут ретранслировать радиосигнал или ставить радиопомехи противнику. Большим преимуществом таких БПЛА является их простота, дешевизна и, главное, мобильность – переносится аппарат просто в рюкзаке, а запускается прямо с руки или из небольшой катапульты.
Следующий класс беспилотников – малые БПЛА выполняют те же функции, но отличаются большим весом – до 50 кг, и соответственно большими возможностями. Они способны парить в воздухе несколько часов на высоте до 5 км.
Другую категорию представляют средние (вес до 1000 кг, полет 10–12 часов на высоте до 9–10 км) и тяжелые (вес 10–15 тонн, высота полета до 20 км, продолжительность полета 24 часа и более) беспилотники. По размерам средние напоминают спортивный легкомоторный самолет, а тяжелые БПЛА – полноценный современный реактивный истребитель-бомбардировщик.
Создатели тяжелых БПЛА уверяют, что, помимо ведения разведки и постановки помех, их аппараты способны нести еще и ударное вооружение – ракеты и управляемые бомбы, и могут наносить бомбоштурмовые удары, в то время как их «пилот» находится на земле, в полной безопасности, за десятки километров от места боя. Такие своего рода летающие боевые роботы – воплощение «американской мечты: как известно, янки очень любят совать свой нос за чужие границы, но очень заботятся о своей безопасности.
На военно-морском салоне в Петербурге наши фирмы представили образцы беспилотников практически всех типов, которые они разработали, и многие довели даже до серийных образцов, что называется, на одном голом энтузиазме, без всякой помощи со стороны государства. И это в голодные для отечественной науки годы!
Но недолго наши конструкторы наслаждались законной гордостью. Пока на салоне шел показ экспонатов, разразился крупный скандал. Дело в том, что как раз в это время Министерство обороны официально подтвердило, что для нужд Российской армии уже закупило БПЛА в Израиле на сумму 53 млн долларов. Для российских компаний это был шок! Получается: а вы друзья, как ни трудитесь, все ж министерству не годитесь.
Начальник вооружения ВС РФ генерал Владимир Поповкин официально подтвердил факт этой закупки. При этом генерал Поповкин утверждает, что «российские разработки беспилотной авиации пока не дотягивают до западных аналогов».
Это известие российские инженеры и конструкторы восприняли просто как смачный плевок в лицо отечественному ВПК.
В.Лагутин, авиаконструктор: «Это либо некомпетентность, либо откровенный цинизм. О третьем возможном предположении – сговоре с иностранной фирмой – я даже думать не хочу. Что называется – докатились, ядерная сверхдержава закупает военную технику за границей. И у кого? У государства, которого и на карте-то еще не было, когда наши самолеты в небе Второй мировой доказали, что они лучшие в мире. Итак, генералы говорят – у нас нет беспилотников… Простите, а я хочу их в свою очередь спросить: а вы их нам заказывали? Авиационная техника – это ведь не кирзовые сапоги – потерял казенные в ходе «запланированного отвода войск» – так не беда, пошел в военторг и купил новые. А для создания сложной авиационной техники требуется, во-первых, выработать техзадание – то есть определиться, что вы хотите в конечном итоге получить? Затем идет период разработки, доводки сырого опытного образца, потом запуск в серию. И только потом можно рассуждать – дала отечественная промышленность генералам беспилотник или не дала… Так я спрашиваю, господа генералы: а вы техзадание выработали? Денег на НИОКР дали? За выполненные заказы с промышленностью расплатились? Вместо этого высокие чины кинулись отовариваться на Западе – мол, заверните нам вот «Гермес», ну и отрежьте еще полкило обороноспособности. Дудки, господа, свою национальную безопасность на мировом рынке не купишь, ее самим создавать надо».

Российские БПЛА – сбить на взлете
Горечь и желчь, прозвучавшие в словах авиационных специалистов, имеют основания. В самом деле, обидно. На том же салоне своего товара – пруд пруди, а им, видете ли, только импортную игрушку подавай.
Один из образцов БПЛА на военно-морском салоне продемонстрировала фирма «Транзас-вижн», а ее директор А.Семёнов заявил, что есть целый класс беспилотников, где характеристики отечественных и зарубежных аппаратов сопоставимы, но цены на отечественные изделия многократно ниже. При этом надо учитывать, что «многократно» в данном случае означает в 6–7 раз дешевле.
И по странной прихоти Минобороны беспилотники именно этого класса попали в число тех, которые мы закупили в Израиле. Получается, что государство щедрой рукой кидает казенные миллионы на поддержание чужеземного ВПК, а своей оборонке перекрывает кислород, и она тихо загибается от хронического безденежья.
Как передает «Росбалт», директор фирмы «Транзас-вижн» А.Семёнов заявил, что «государство в лице Мин обороны за все время существования производства отечественных БПЛА не сделало ни одного заказа». Надо сказать, что такие серьезные российские ведомства, как пограничная служба, МВД, МЧС, ФСБ, картографическая служба, а также Газпром, прочие нефтяные и газовые компании – все же используют отечественные беспилотники и не жалуются, даже, наоборот, хвалят. Вот недавно пограничники в Дагестане испытали новый отечественный БПЛА «Дозор-2» и весьма остались довольны.
Все довольны, вот только генералы у нас капризные теперь. Однако, как считают авиационные специалисты, говорить о том, что «наши беспилотники не дотягивают до зарубежных аналогов» – ну как бы помягче выразиться (сами-то специалисты при этом слов не выбирали) – ну, скажем, не совсем профессионально.
Просто потому, что «дотягивать до аналогов» нашим аппаратам и не требуется, ведь, как говорят разработчики, в отличие от истребителей, беспилотники не ведут друг с другом воздушных боев. Следовательно, и сравнивать их характеристики незачем.
Наши БПЛА свою функцию выполняют – дают точные координаты цели, ставят помехи – ну и порядок, скажите спасибо русским инженерам и конструкторам. А если импортный аналог не только показывает вражеский танк, но и позволяет рассмотреть, какого цвета подштанники у его командира, – так это уже от лукавого, и подобные фокусы никого в реальной боевой обстановке не интересуют.

Фирменное блюдо Минфина – суп с «Орлом»
До сих пор речь шла о средних и легких беспилотниках. Считается, правда, что на сегодняшний день мы отстаем от Запада в классе тяжелых беспилотных аппаратов. Однако «отстаем» – это еще не окончательный диагноз, а временное недомогание, которое легко проходит после финансовых инъекций из бюджета.
Самым совершенным из зарубежных тяжелых БПЛА признан «Глобал хоук» («Глобальный ястреб») США.
Но трудно поверить, наши политики и генералы ведать не ведают, что высотные беспилотники такого типа в нашей стране начало создавать еще в 70-е годы ОКБ Мясищева. Там разработали БПЛА М-62 «Орел», способный целые сутки парить на высоте 20 км и снимать информацию в режиме реального времени. Но в 90-е годы реформаторы финансирование программы прекратили и распорядились «Орла» ощипать и отправить в кастрюлю.
А уже в наше время и на одном голом энтузиазме ОКБ Сухого создает БПЛА БАС-62, который, как пишет «Независимое военное обозрение», «по ряду важнейших характеристик должен превосходить лучший зарубежный аналог – «Глобал Хоук».
По утверждению этого информированного издания, 25 таких аппаратов создают на всей территории России сплошное радиолокационное поле. То есть 25 наших БАС-62 заменяют собой всю американскую систему летающих радаров АВАКС, и обходится это на порядок дешевле. Конечно, при условии, что российские миллионы и миллиарды будут вливать в отечественный ВПК, а не в израильский.
Хроника деловых новостей в последнее время больше напоминает сводку МЧС – со всех сторон несутся одни только призывы о помощи. Вот в январе появилось сообщение: «Кризис в российском военно-промышленном комплексе принимает дикие формы. Оборонные заводы страны, спасаясь от безденежья, начинают распродажу невостребованной военной техники».
Речь идет о судостроительном заводе «Авангард» в Петрозаводске, которому Минобороны так и не заплатило за уже построенный минный тральщик пр. 12650. Тогда завод официально объявил, что готов продать корабль кому угодно, цитирую: «хоть Грузии».

А вот другое сообщение: в апреле «на оружейном заводе «Молот» (Кировская область) выдавали зарплату продуктами.
Все это как-то плохо вяжется с заявлениями официальных лиц. Так, например, выступая на «правительственном часе» в Госдуме в конце февраля вице-премьер Сергей Иванов, не моргнув глазом, заявил, что знает, как спасти промышленность в кризис – оказывается, «обеспечение и стимулирование спроса на продукцию станет основой нашей антикризисной политики». «Стимулировать и обеспечивать» – это, простите, как? Когда на глазах у наших голодных оборонщиков казенные миллионы несут в Израиль? Может, решили «стимулировать» по принципу: «голодный конструктор злее работает»?
Все точки оказались расставлены в начале 2009 года, когда срочно собралась Военно-промышленная комиссия и назвала единственного виновника почти полного коллапса ВПК – это не кто иной, как Минфин.
Комиссия констатировала, что задержка огромных сумм, предназначенных оборонке, – это постоянная практика Минфина. Механизм предельно прост – деньги до последнего задерживаются Минфином, а потом, когда они все же поступают на военные предприятия, там элементарно не успевают их освоить до конца года, а вся неизрасходованная сумма (как правило, львиная доля, до 90% от первоначальной) исправно возвращается обратно в Минфин. И на следующий год все повторяется. Как прозвучало на том заседании Военно-промышленной комиссии, из 520 млрд рублей, которые Минфин задолжал отечественным оружейникам, дошло чуть более 65 млрд. По этой причине регулярно срывается гособоронзаказ.
А в итоге весь наш ВПК дышит на ладан. В конце февраля на «парламентском часе» в Госдуме С.Чемезов – глава госкорпорации «Ростехнологии» – заявил, что 30% оборонных предприятий уже имеют признаки банкротства. И ситуация с каждым днем ухудшается.
Так что складывается впечатление, что у Минобороны и Минфина сложился устойчивый альянс. Как там у Марка Твена: «Доктор и пастор вместе охотились на другом конце города – то есть я хочу сказать, что один провожал больного на тот свет, а другой показывал ему дорогу».
Так и у нас, пока чиновники Минфина гробят отечественный ВПК, в это же время чины Минобороны совершают зарубежные турне, скупают за огромные деньги залежалые там образчики вооружения и причитают при этом, что родной ВПК никак «не дотягивает до уровня импортного ширпотреба».

Израильское «чудо-юдо»
Насчет «залежалого товара» – это не для красного словца и не в полемическом задоре. Чтобы убедиться, достаточно посмотреть, а что же досталось России от израильских щедрот? Что же представляет собой израильское «чудо-оружие»?
Оказывается, не бог весть что, не луч света в темном царстве.
По мнению Д.Федутинова, редактора профильного интернет-ресурса, самый миниатюрный из них «Bird Eye-400» (Птичий глаз) «является достаточно простым беспилотником, не блещущим какими-либо техническими или технологическими изысками, а его планер – это уровень членов студенческого клуба авиамоделистов. Подобных аппаратов и в мире, и в России – пруд пруди, причем многие имеют намного лучшие характеристики».
А в некоторых образцах, таких, как, например беспилотник Т23/25 «Элерон», российские конструкторы обогнали своих западных коллег. Этот аппарат весом всего 3 кг ведет разведку на гораздо большем удалении, чем доставшаяся по импорту штуковина.
Тем более что, как пишут специалисты, «Элерон» в 2008 году уже прошел опытную эксплуатацию на полярной станции СП-35 и показал себя с наилучшей стороны. А другой российский аппарат легкого класса «Иркут-2М» уже с 2007 года принят на службу в МЧС – и там его тоже хвалят.
Так почему Минобороны не берет уже готовые образцы?
Второй аппарат, который закупает Минобороны у Израиля, – тактический разведывательный I-View Mk150, принадлежит к классу средних беспилотников. Лучше всего его экспортную привлекательность характеризует то, что кроме России единственной страной в мире, пожелавшей купить этот беспилотник, стала Австралия, но и та, подумав хорошенько, отказалась от сделки.
И с аппаратами этого класса та же история – как говорят специалисты, есть в России аналоги и не хуже израильских. Эти образцы разной степени готовности – от чертежей до опытных образцов, уже прошедших испытания. И чтобы довести их до серийного образца, требуется совсем немного времени (в некоторых случаях – всего до полугода) и совсем немного денег – не тех миллионов долларов, которые Минобороны щедрой рукой отвалило израильской фирме, а примерно в 5–6 раз меньше.
Так, у нас, например, разработаны БПЛА «Беркут» (радиус действия 1000 км, взлетная масса 180 кг, полезная нагрузка 40 кг, продолжительность полета восемь часов) и «Иркут-200» (радиус действия 200 км, взлетная масса 200 кг, полезная нагрузка 30 кг, продолжительность полета 12 часов).
И все это в разы дешевле. Так почему наше государство переплачивает десятки миллионов дол ларов заморским гостям? Или тем самым показывает, что на оборону нам ничего не жалко, хоть последнюю рубашку снимем? Вот только беда – снимают не с тех, кто осуществляет такие сомнительные закупки, у них-то как раз с гардеробом все в порядке. А без рубахи, а скоро еще и без штанов оказывается наш ВПК.
Вообще интересная получается картина. Если самолет или беспилотник разрабатывает российская фирма, то она проходит мытарства почище, чем при входе в чистилище. Сперва проводится тендер, потом испытания, готовый образец проходит придирчивую госприемку.
А у израильтян – просто райская жизнь по милости российского Минобороны – приехали, посмотрели – заверните! А если их беспилотники окажутся непригодны для Российской армии, то с кого спрашивать? Шимона Переса или Беньямина Нетаньяху вызывать в Кремль на ковер?
Кстати, такие опасения у специалистов есть, и связаны они с последним из израильской тройки беспилотников средне-тяжелым Searcher Mk II («Искатель»).
Н.Чистяков главный конструктор НПКЦ «Новик – XXI век»: «Израильские беспилотники совершенно непригодны для России. Причина – аэродромное базирование. Израильский беспилотник, как правило, эксплуатируется так же, как обычный самолёт. Он вылетает с аэродрома на разведку и возвращается на аэродром. Это пригодно для крошечного Израиля с постоянно хорошей погодой.
Любой отечественный беспилотный комплекс организован совершенно иначе – наподобие подвижного ракетного комплекса, а сам беспилотник эксплуатируется аналогично ракете. Отечественный беспилотник, как правило, хранится и транспортируется в контейнере транспортно-пусковой установки, стартует с этой установки в любом месте, куда его доставят, и возвращается к месту старта. Посадка – на необорудованную площадку.
Понятно, что Россия не обладает такой густой сетью аэродромов, чтобы эксплуатировать беспилотные летательные аппараты в любом месте своей огромной территории, да ещё с весьма разнообразными, отнюдь не ближневосточными погодными условиями».
Так что, прежде чем запускать израильский «Искатель» в горах Чечни или Южной Осетии, нашим генералам предстоит создать там густую сеть аэродромов с развитой инфраструктурой, сеть коттеджных поселков для изральских специалистов, а самим чинам Минобороны в это время, видимо, предстоит бегать по горам с метлами и разгонять облака, поскольку капризная импортная техника работает только в хорошую погоду.
От мертвого осла уши
А вот еще вопрос: собственно говоря, почему так изменилось беспилотное меню? Ожидали, что подадут нам на стол «Глобал хоук» («Глобальный ястреб»), а получили всего лишь Bird Eye, то есть «Птичий глаз». Так сказать, вместо основного блюда «ноу-хау с мозгами» дали птичий ливер и требуху.
Е.Феоктистов, конструктор: «А это расплата за желание свою национальную безопасность получить по импорту, да еще и в фирменной упаковке. Те, кто делает ставку на закупку импортного вооружения, твердо должны усвоить – кто продает оружие, тот диктует и условия его использования. А чего вы другого ожидали? Если наша страна решила защищать свое небо при помощи израильского беспилотного зонтика, то надо быть готовым к тому, что в техническом обслуживании, ремонте, поставке запасных деталей придется полагаться на израильтян. Они же, по крайней мере в первый период, будут сидеть и за пультами управления импортных БПЛА. А в дальнейшем у них же придется покупать и лицензию на производство этих БПЛА в России. Так что израильский хвост будет вертеть российской собакой, а не наоборот. Что же касается изменения ассортимента закупаемых в Израиле беспилотников, то тут все очень просто. Иностранные СМИ сооб щают, что это на своих ближневосточных союзников прикрикнули Соединенные Штаты. Мол, делать гешефты на металлоломе – это ваше внутреннее дело, но торговать ноу-хау в военной области, да еще полученным совместно с США, – это уж извини-подвинься – прямой ущерб американским интересам».
О такой позиции США сообщила NEWru Israel. А израильская газета «Маарив» прямо писала следующее: «Сделка по продаже беспилотных самолетов России имеет гораздо более глубокий политический подтекст, нежели может показаться на первый взгляд… В службах безопасности Израиля выражают осторожный оптимизм, что сделка с Россией принесет не только 50 миллионов долларов, но и поможет блокировать поставку российских ракетных комплексов С-300 Ирану».
А интернет-портал «Cursorinfo.co.il» в статье от 12 апреля, озаглавленной «Израиль рассчитывает на помощь России в обмен на устаревшие беспилотники», пишет, что в израильском Министерстве обороны «не скрывают, что о поставках суперсовременных БПЛА речи не идет.
Израильская же газета «Гаарец» напоминает, что американцам не впервой отвешивать оплеуху в назидание своим израильским партнерам. Оказывается, что в 2005 году Израиль собирался продать военную технику, и в частности беспилотники «Гарпия», Китаю. Но последовал грозный окрик из Вашингтона, Израилю устроили показательную порку, отстранили от участия в ряде совместных разработок авиационной техники, и Израиль пошел на попятный – в итоге «Гарпий» Китай так и не увидел.
И как пишет та же газета «Гаарец», после очередного подобного скандала, когда неугомонный Израиль опять попытался продать что-то не то, и главное, не тому, Соединенные Штаты решили призвать шалуна к порядку: «В результате давления США подал в отставку генеральный директор Министерства обороны Амос Ярон …Сразу после увольнения Амоса Ярона по настоянию Пентагона между нашими странами был подписан Протокол о доверии, который предусматривает полную отчетность Израиля перед США во всем, что касается продажи современных видов вооружений».
Такие вот перспективы таит для России военно-техническое сотрудничество с Израилем – наша страна в деле модернизации своей армии просто автоматически оказывается на коротком поводке у Дяди Сэма.
Картина получается уж совсем комическая. Так теперь, значит, Россия, чтобы дать отпор какому-нибудь Саакашвили, будет вооружаться под бдительным присмотром его же главного спонсора – Соединенных Штатов, которые этого мелкого хулигана кавказской национальности и вооружали, и обучали, и на Россию науськивали.
Кстати, складывается впечатление, что к Израилю российские высокие чины вообще неравнодушны. В том смысле, что прощают ему то, за что сурово корят других. Все помнят, как после «пятидневной войны» Россия обрушилась на Украину – мол, Ющенко вооружает агрессора, поставил Грузии ЗРК «Бук-1»!
Но тогда же в ходе боев наши войска захватили у грузин и другой зенитно-ракетный комплекс Spider SR израильского производства. А что в ответ? А в ответ тишина...
Как в рот мацы набрали наши высокие чины. Почему? Может быть, разгадка в том – кто именно создавал этот израильский ЗРК? А это, оказывается, совместное производство израильских компаний Rafael и Israel Airspace Industries – да-да, той самой фирмы IAI, у которой Россия сейчас покупает беспилотники! А переговоры об этой сделке велись еще задолго до войны в Осетии – с весны 2008 года. Вот потому, наверно, и помалкивают.
И ведь как причудливо распорядилась судьба – одна и та же компания вооружает и агрессора, и жертву агрессии, а янки придирчиво следят, чтобы баланс вооружения, не приведи Иегова, не сдвинулся в пользу жертвы.
А наши высокие чины только безмятежно улыбаются. И, по слухам, собираются в новый зарубежный вояж в Африку – закупать кокосы для перевооружения наших зенитных комплексов.

«Не находишь логики – ищи выгоду»
Компетентные люди утверждают, что в нашей стране сегодня действует правило: «Если в действиях чиновника не просматривается логика, то ищи выгоду».
И раз уж речь зашла о таком святом для российского чиновничества предмете, то стоит получше узнать, чем оборачивается сотрудничество с чужестранными компаниями в таком интимном деле, как перевооружение армии.
И как говорят наши новые зарубежные партнеры, «аналогичный случай был у нас в Бердичеве» – как раз недавно подобная история имела место в Индии. И там тоже прямо упоминалась израильская фирма IAI – да-да, та самая, что продает грузинам ЗРК, а россиянам БПЛА.
Индия решила модернизировать свою систему ПВО. В распоряжении военного ведомства этой страны была собственного изготовления система ПВО «Акаш», в создание которой Индия вложила миллиардные сум мы. Но индийские военные, видимо, тоже посчитали, что «отечественная продукция не дотягивает до зарубежных анналогов» и, поставив крест на уже почти готовой собственной системе, принялись искать импортную.
И выбрали – какую бы вы думали? Именно – израильской фирмы IAI, той самой, которую облюбовали и российские генералы. И все бы хорошо, да разразился в Индии грандиозный скандал, когда стало известно, что некоторым отставным индийским военным за лоббирование этой сделки перед командованием израильтяне выплатили солидный откат. А уж те за израильские сребреники постарались – и в итоге «требования индийской армии» к системе ПВО оказались откорректированы и идеально подогнаны под параметры именно израильской системы ПВО MRSAM. А вот российские ракеты С-300, которые также предлагались индийским генералам, оказались не востребованы.
Правда, в Индии все это окрестили одним словом – «коррупция», и герои скандала, говорят, уже собираются в джунгли – на лесоповал. А у нас? А у нас, по слухам, готовятся новые контракты.
И поскольку Израиль по прихоти нашего Минобороны стал кузницей вооружения для Российской армии, вот еще одна история на ту же тему.
Выше уже упоминалось, что в России создаются тяжелые беспилотники, которые по своим характеристикам превосходят лучшие западные аналоги, в частности это БПЛА «Скат» и БПЛА С-62. А двигатели для них создаются в Петербурге на заводе им. Климова и в одноименном конструкторском бюро. Там же создаются еще и двигатели для российских вертолетов.
Но, оказывается, гости с Ближнего Востока побывали уже и там.
Некоторое время назад было проведено журналистское расследование, и результаты его опубликованы в статье «Вертолеты для Тель-Авива» («Спецназ России», №2(89), февраль 2004).
Суть всей этой истории изложена в преамбуле: «Израильская фирма получила великолепную возможность изрядно нажиться на экспорте машин крупнейшего вертолетного завода страны. Чиновники военно-промышленного комплекса без звука подписывают необходимые документы, несмотря на их очевидную сомнительность. Интересы изра ильской стороны здесь понятны, а мотивы лоббистов с российской стороны могут быть самыми разнообразными – от банального головотяпства и жажды наживы до этнической солидарности и реализации долговременных стра тегических планов своих зарубежных хозяев».
Оставим на совести автора инсинуации относительно «этнической солидарности». Но компетентным лицам стоило бы изучить факты, которые изложены в этой публикации. А они, признаться, не могут не встревожить.
На самом деле, как представляется, проблема вовсе не в «солидарности», и даже не в коррупции, головотяпстве рядовых чиновников и продажности выс ших. Такое было всегда и везде. Беда наша в другом – на пути всех этих социальных вирусов в нашей стране не стоит никакая преграда – нет у нас подлинной государственной власти. Начальников много, а власти нет.
И пока сохраняется такое положение, вся страна уподобилась огромному «беспилотнику». Кажется, что раз нет пилота, то на борту царит полное безвластие, мздоимство и коррупция, и государство совершает неожиданные виражи. Ан нет! А на что тогда дистанционное управление? Действует система, хоть и незаметно для постороннего глаза. Оно и понятно – система-то импортная, и потому пульт управления находится далеко-далеко. Знать бы только, кто за ним сидит?

Сергей ИВАНОВ.
Санкт-Петербург

ПЕРСПЕКТИВНЫЙ РЫНОК

По оценкам специалистов, рынок беспилотных авиационных систем с большой высотой и продолжительностью полета в течение ближайших 10 лет может "переварить" продукцию общей стоимостью 10 млрд. долл.
Беспилотные летательные аппараты, безусловно, будут приобретать все большее значение как в гражданской, так и в военной авиации. В США, Франции, Швеции, Великобритании и других странах уже начаты работы по созданию беспилотных боевых самолетов, способных решать ударные, а в перспективе - и "истребительные". Подобную технику ряд аналитиков уже называет авиацией шестого поколения. В соответствии с существующими в ВВС и ВМС США планами первые серийные боевые БПЛА типа UCAV и UCAV-N должны поступить на вооружение уже в начале следующего десятилетия. Боевые "беспилотники", способные маневрировать с огромными перегрузками (порядка 15-20 единиц), чего лишены пилотируемые боевые самолеты, "скованные" присутствием летчика на борту, более легкие за счет устранения кабины экипажа и средств жизнеобеспечения, не имеющие "эргономических" ограничений по дальности и продолжительности полета, наделенные искусственным интеллектом и способностью к групповым действиям, смогут стать в обозримом будущем мощнейшим боевым средством, способным существенно повлиять на формы и методы воздушной войны.