Конституционный суд разрешил уклонистам от армии со временем занимать госдолжности

Конституционный суд (КС) постановил вчера, что Конституции противоречит не сам запрет госслужбы для тех, кто уклонился от призыва в армию, а бессрочность его действия. Это решение заводит ситуацию в тупик, потому что законодателю не очень понятно, что делать дальше. Например, насколько долгим должен быть такой запрет, а главное, с какого момента его вводить. Скорее всего к уже действующим чиновникам этот закон применяться не будет.

КС, вынося вчера решение по запросу парламента Чеченской Республики, поступил по уже отработанной схеме, а именно: по принципу «с одной стороны – с другой стороны». Этот принцип, похоже, используется им ныне при обсуждении более или менее важных политических вопросов.

Напомним, что идею ввести ограничение для уклонистов от армии президент Владимир Путин поддержал для того, чтобы тем самым повысить престиж госслужбы: дескать, любого на нее не возьмут.

Сам запрет поступать на госслужбу гражданам, которые не служили по призыву в армии, Конституции, по мнению суда, не противоречит. «Исходя из специфики государственной гражданской службы, к потенциальным и действующим чиновникам могут предъявляться не только профессиональные, но и морально-нравственные требования. Поэтому прохождение военной службы по призыву вполне обоснованно может рассматриваться как особое репутационное требование для госслужащего. Его несоблюдение без законных на то оснований снижало бы авторитет гражданской службы», – заключил КС.

Однако все дело в подробностях осуществления запрета на практике. Напомним, что чеченские парламентарии жаловались на закон в суд именно потому, что он распространил новое правило в прошлое, когда с территории республики в российскую армию не призывали никого. Вчера КС, кстати, пояснил, что впредь военкоматам необходимо тщательно разбираться в каждом конкретном случае. Ведь, согласно закону, они и получили право выносить окончательное суждение – уклонялся человек от призыва или же у него были законные основания не служить. Указал суд и на такое обстоятельство: «Неявка по повесткам военкомата является административным правонарушением, а уклонение от военной службы – уголовным преступлением. Между тем, согласно оспариваемому положению, не отслужившим без уважительной причины может быть признан и тот гражданин, который не привлекался к ответственности за подобные деяния».

Последний пункт исправить в законе в принципе будет несложно, гораздо труднее, как представляется, будет исполнить другое распоряжение КС, которое в его постановлении указано в качестве ключевого. «Оспариваемая норма не устанавливает срока, в течение которого не служившие по призыву не могут приниматься на госслужбу. Тем самым ограничение для них оказывается более суровым, нежели аналогичные меры, применяемые к правонарушителям», – такое антиконституционное положение в действующем законе усмотрели судьи. И действительно, за административное правонарушение чиновник может быть дисквалифицирован на срок не более трех лет. И даже за уголовное преступление то же самое лишение права занимать определенные должности устанавливается сроком не более пяти лет.

Есть, конечно, и исключения – до 20 лет дисквалификации можно назначать насильникам, педофилам и наркоторговцам. Однако уклонисты от армии, получается, это даже еще более отъявленные преступники. Хотя на самом деле это, понятное дело, не так, этот статус был им присвоен из-за спешки с принятием соответствующего закона. Авральное законотворчество вообще не способствует размышлениям о праве как совокупности норм и их соотнесенностью с реалиями жизни. Впрочем, невнимательность к этим реалиям продемонстрировало и вчерашнее решение суда, принятое под руководством председателя КС Валерия Зорькина. Оно заводит законодателя в тупик, выход из которого возможен скорее всего только через отмену закона о запрете госслужбы уклонистам от армии, а не через его переделку.

Когда КС потребовал установить срок и намекнул, что ориентир здесь – нормы из Уголовного и Административного кодексов, он так и не дал четкого понимания, к чему правительству и Госдуме надо стремиться. Чем три года отличаются от пяти, или от десяти, или, скажем, пятнадцати? И самое главное – с какого момента должен будет начинаться отсчет срока, которому необходимо будет пройти, прежде чем гражданин станет считаться реабилитированным и сможет претендовать на карьеру чиновника? КС на этот счет тоже указаний не дал. Источник «НГ» в аппарате Госдумы предположил, что, возможно, это сделано намеренно: «Суть изменений сведется к тому, что, когда тот или иной срок будет установлен, будет сделана оговорка, что для действующих чиновников он значения не имеет. А значит, чувствовать повышенный престиж госслужбы – то есть обязательно отслужить год в армии – предстоит исключительно молодым людям».
http://www.ng.ru/politics/2014-10-31/1_zorkin.html