Бесплатные телефонные консультации для призывников Москвы и Петербурга
Показано с 1 по 7 из 7

Контрактная служба


  1. #1
    Модератор
    Регистрация
    21.01.2007
    Адрес
    не тут
    Сообщений
    5,881
    Поблагодарить
    387
    Поблагодарили 1,260 раз(а) в 922 сообщениях

    По умолчанию Контрактная служба

    Мина под боеготовность
    Аргументируя преимущества профессионала по сравнению с солдатом срочной службы, командир лучшего артполка ВДВ начинает с простого довода: если раньше во время каждого полевого выхода механики-водители непременно выводили из строя 2-3 двигателя, то после перехода на контракт по их вине не вышел из строя ни один полковой движок. Профессионал-артиллерист, безусловно, решает учебно-боевые задачи эффективнее солдата по призыву – будь-то боевая стрельба или погрузка эшелонов при передислокации к месту полевого сбора. Но речь, подчеркивает Ковалев, именно о хорошо обученных, прослуживших не менее трех лет профессионалах. А так как большинство контрактников каждого полка составляют солдаты и сержанты, подписавшие контракт в процессе срочной службы, боевой потенциал всех профессиональных соединений рано или поздно попадает в зависимость от того, какое их число согласится перезаключить контракт. И именно в этом, по мнению полковника Ковалева, сегодня основная проблема контрактной службы, по крайней мере применительно к ВДВ. Ведь из-за малопривлекательных – назовем вещи своими именами – условий службы по контракту и хронического недовыполнения разнарядок областными военкоматами в ВДВ вопрос набора добровольцев решался преимущественно за счет собственных резервов. Взывая к патриотическим соображениям и привлекая тем, что срок первого контракта рассчитывался с учетом срочной службы, в каждом полку ВДВ шел активный, а подчас и добровольно-принудительный набор кандидатов. Другого выхода просто не было. Выполняя полученные из штаба ВДВ разнарядки, все дивизии комплектовали добровольцами то одно, то другое подразделение. Однако по мере сокращения контингента солдат срочной службы и не улучшающихся вопреки ожиданиям условий контрактной делать это становилось все сложнее. И последней завершающая переход на контракт 7-я десантно-штурмовая дивизия решает эту задачу уже исключительно за счет собственных кадров.
    Но острее всего встает кадровый вопрос, когда приходит время перезаключать контракты. Готовых прослужить на год больше, но в статусе профессионалов, солдат срочной службы в полках уже нет, а отслуживших контрактников обещаниями и уговорами в строю не оставишь.
    Причем для костромского артполка, лишь наполовину укомплектованного пришедшими со срочной службы солдатами и сержантами, эта проблема стоит менее остро, чем для иных парашютно-десантных полков, порой на 80, а то и больше процентов укомплектованных бывшими солдатами срочной службы. Потому что, предвидя такую ситуацию, Ковалев уже более года направляет в районы Костромской области своих офицеров, где они в местных военкоматах ведут активную и небезуспешную агитацию. Однако максималистски настроенный комполка все равно обеспокоен сложившимся положением.
    – Из 111 солдат и сержантов, контракт которых заканчивается в этом году, желание перезаключить его выражает лишь каждый третий, – делится обеспокоенностью офицер. – Это те, кто, найдя в Костроме подруг, или уже женились, или собираются это сделать.
    Ну а тем, кто женится на иногородних, везти жен просто некуда: служебного жилья в полку нет, а съем квартиры, который государство компенсирует ежемесячной выплатой в 1.200 рублей, обойдется не менее 5 тысяч. В результате, резюмирует офицер, большинство поспешивших обзавестись семьей десантников по истечении срока контракта скорее всего откажутся его продлевать.
    Проблема в том, что при разработке Федеральной целевой программы по переводу частей и соединений на контрактный принцип комплектования в ее бюджет не были заложены средства на строительство жилья для семей контрактников. При этом, впрочем, ни в командовании ВДВ, ни в Генеральном штабе и не рассчитывали иметь в строю более 10 процентов семейных профессионалов. Но перешедшие со срочной службы на контракт солдаты и сержанты в массовом порядке женятся. Да и среди тех, кто приходит из запаса, тоже никак не 10 процентов семейных.
    - Пока все служат только по первому контракту, женатых уже не менее 50 процентов, – рассказывает полковник Сергей Ковалев, – а среди военнослужащих, заключающих второй и третий контракты, холостяков, скорее всего, вообще не останется. Поэтому, чтобы сохранить в строю профессионалов, придется что-то делать с размещением их семей.
    Перенос решения этой проблемы на 2010 год, как это планируется принятой недавно программой по строительству жилья для контрактников, будет, по мнению Ковалева, непозволительной расточительностью. Потому что большинство уже подготовленных из солдат срочной службы профессионалов в этом случае неизбежно покинут войска. А учитывая, что в ВДВ осталась лишь одна комплектуемая призывниками дивизия, восполнить эти потери будет очень непросто. Не решить жилищную проблему и повышением денежного довольствия – с увеличением спроса на аренду квартир тут же поднимутся цены. Словом, альтернативы строительству жилья для семейных контрактников просто нет.
    Для своего артполка Ковалев, ссылаясь на расчеты специалистов управления контрактного строительства и инвестиций Минобороны РФ, видит следующее, относительно малозатратное, по его мнению, решение: выкупив у города два пустующих поблизости от полка аварийных дома, реконструировать их в малосемейные общежития. Командир соединения генерал-майор Ленцов смотрит дальше и считает, что надо не мудрить что-то на уровне полков, а решать эту проблему на государственном уровне. Иначе в 2007 — 2008 годах Воздушно-десантным войскам не избежать массового оттока контрактников и как следствие – неизбежного ослабления боевого потенциала крылатой пехоты.

    Штабы для войск, а не войска для штабов

    Впрочем, какие-то улучшающие привлекательность контрактной службы решения, по мнению Ковалева, можно принять и на уровне ВДВ. Во всех полках, например, служат контрактники, призванные из городов, в которых также стоят десантные части. Так почему бы организационно-мобилизационному управлению ВДВ не инициировать работу по переводу их в домашние регионы, где у них было бы куда больше оснований продлить контракт? Рассказывая, как он предложил рядовому-контрактнику Сергею Чупалову перевестись в Ульяновск, где у того квартира, жена и ребенок, полковник Ковалев вспоминает и другой случай, как в течение полутора месяцев не решался вопрос по переводу в его полк из Пскова рядового Антона Богаткова. Зато после вмешательства замкомдива полковника Крамарева, имеющего в ВДВ большой авторитет и служившего с командующим еще в бытность генерал-полковника Колмакова командиром полка, перевод был осуществлен меньше чем за неделю.
    Или другой пример. Полтора года назад командующий рассказал на военном совете о введении дополнительных денежных выплат членам экипажей бронемашин. И 30 июня 2006 года действительно вышел приказ министра обороны № 200, устанавливающий с 1 октября 2006 года военнослужащим, проходящим службу по контракту «в экипажах танков, самоходно-артиллерийских установок, боевых машин пехоты, боевых разведывательной и десантной машин и самоходных гаубиц», 10-процентную надбавку к должностному окладу «за особые условия службы». Однако или из-за того, что в перечне забыли указать десантную технику, или из-за того, что в штабе ВДВ не поняли, что она приравнивается к пехотной как бы «по умолчанию», в ВДВ эту надбавку полгода вообще не выплачивали. А затем пришло указание, устанавливающее ее лишь части полковых экипажей…
    – Применительно к артполку, – комментирует ситуацию командир дивизии генерал-майор Александр Ленцов, – данная надбавка установлена только членам экипажей самоходно-артиллерийских орудий. Вопрос о выплате ее экипажам других машин по-прежнему не решен.
    Ну что тут скажешь? Неужели и финансисты ВДВ забыли о наличии в артиллерийском полку «Реостатов», «Роботов» и прочей спецтехники?

    О количестве и качестве боевой учебы

    Говоря об организации боевой подготовки, полковник Сергей Ковалев отмечает две самые положительные тенденции последнего времени. Первая – переход контрактных соединений на годичный цикл боевой подготовки, в результате чего появилось больше возможностей для качественной, основательной отработки изучаемых тем, а вторая – требование командующего ВДВ генерал-полковника Колмакова максимально избавить командиров низового звена от обилия бумажной отчетности по боевой подготовке, а саму боевую учебу – от излишней заорганизованности. Лучше проводить меньше занятий, но более качественно к ним готовиться – всей душой поддерживает генеральную линию командующего командир артполка. Считая, однако, что и при нынешней программе люди по-прежнему крайне загружены. А излишняя интенсивность боевой учебы, по мнению Ковалева, только вредит ее качеству. Поэтому применительно к подготовке артиллерийских полков Ковалев предлагает объединить два ежегодных артиллерийских сбора в один. Это не только сэкономило бы время на развертывание и свертывание лагеря и немалые средства на прогон эшелонов, но и избавило солдат и офицеров от запредельных нагрузок. Ведь командиров взводов, батарей и дивизионов можно тренировать управлению огнем артиллерии на развернутых вблизи от частей и оборудованных макетами местности малых артиллерийских полигонах, которые можно и нужно оборудовать при артиллерийских полках. Да и чтобы тренировать при вооружении номера расчетов не обязательно увозить их за сотни верст от полка.
    Безусловно, квинтэссенция боевой учебы артиллерийских подразделений – боевая стрельба. Но для качественной подготовки контрактных артиллерийских полков, по мнению Ковалева, достаточно и одного ежегодного полевого сбора.
    – Ведь главное условие хорошей полевой выучки хоть артиллерийского, хоть парашютно-десантного полка – это желание людей показывать хорошие результаты в боевой подготовке, – резюмирует Ковалев.
    Остается лишь добавить, что предложения командира лучшего артполка ВДВ, положение дел в котором ставит в пример даже начальник ракетных войск и артиллерии Вооруженных Сил РФ генерал-полковник Владимир Зарицкий, наверное, было бы не грех изучить и в управлении боевой подготовки, и в артиллерии ВДВ.
    Ну а чтобы усилить желание солдата и офицера показывать хорошие результаты в боевой учебе, Ковалев предлагает поставить заработок каждого контрактника и офицера в зависимость от его профессионализма. Упрощенно говоря, поражающий цель первым выстрелом должен получать больше того, кто тратит на ее уничтожение три снаряда. И уж точно необходимо начать ощутимо финансировать пребывание в поле.
    – На полевом выходе, – аргументирует свое мнение Ковалев, – на солдата выпадает ощутимо большая нагрузка, чем во время занятий в полку. Плюс прочие издержки полевой жизни. При этом «полевые» – всего лишь 100 рублей в сутки, 20 из которых вычитается за питание.
    Так будет ли, задается резонным вопросом Ковалев, солдат-контрактник рваться в поля или, случись возможность избежать полевого выхода, постарается ею воспользоваться? Поэтому, чтобы стимулировать занятие боевой подготовкой, размер «полевых», по мнению офицера, необходимо увеличить до 500 рублей в сутки. Ну а во время являющихся высшей стадией боевой учебы всевозможных учений платить и вовсе как на войне – по 1.000 рублей в сутки. Учитывая, что за период обучения среднестатистический солдат проводит в поле около полутора месяцев, а на учениях – и вовсе несколько дней, разорительными для военного бюджета такие выплаты точно не будут. Зато и на полевой выход, и на учения все тогда будут рваться. И тут с полковником Ковалевым опять не поспоришь. Жаль, что эти вопросы уже не решить на уровне ВДВ.

    Тыл времен гражданской войны…

    Не лучшим образом, по мнению комполка, решаются и вопросы размещения и питания тех контрактников, которые, как и задумывалось ФЦП предпочли жить в полку. В рассчитанные, например, на четырех человек кубрики элементарно не вместить вещи.
    – Попробовали бы авторы этих проектов уложить в только и вмещающихся в такой кубрик два небольших шкафа каски, бронежилеты, ОЗК и несколько комплектов формы на четырех десантников. А есть ведь еще и личные вещи, – делится мыслями Ковалев.
    Поэтому если бы двое из четырех размещаемых в этих кубриках контрактников не проживали в городе, находиться там было бы еще менее комфортно, чем в казарме. Да и качество строительства, мягко говоря, не на уровне: напольная плитка отстает, в стенах – трещины, дешевая сантехника постоянно ломается.
    – Хорошо, что в течение года эти объекты еще на гарантии, – говорит Ковалев, – и осуществляющие ее фирмы по первому требованию бесплатно устраняют все недостатки. Но что мы будем делать потом?
    Проблема в том, что ни командир полка, ни командир дивизии, ни командующий ВДВ на работу строителей, в качестве которых выступали выигравшие тендер и нагнавшие в Кострому гастробайтеров московские фирмы, никак не влияли. Какое уж там влияние, если даже прямое указание побывавшего в Костроме первого заместителя министра обороны генерала армии Александра Белоусова оборудовать в подвалах подсобные помещения и то ими было проигнорировано.
    Не добавляет привлекательности контрактной службе, по словам полковника Ковалева, и качество питания в солдатской столовой. Там, где столовые отданы в аренду гражданским предпринимателям, и зелень, и свежие огурцы с помидорами, и прочие не традиционные прежде для армии продукты. А вот начальник обеспечивающего военную столовую артполка 231-го продовольственного склада, по словам полковника Ковалева, явно не старается разнообразить солдатский рацион, хотя и имеет для этого все возможности.
    – Проводя допустимую замену продуктов, мы каждый раз встречаем сопротивление, – с горечью отмечает полковник Сергей Ковалев. – Заставить начальника этого склада не идти по пути наименьшего сопротивления, видимо, могут только прямые указания начальника тыла Московского военного округа, которому он подчиняется.
    Вопрос лишь в том, добавим от себя, чтобы начальнику тыла МВО генерал-майору Михаилу Щепакину не было также безразлично, как питаются не входящие в состав войск округа костромские десантники, как и начальнику склада майору Андрею Аксенову.
    Не соответствуют решаемым ВДВ задачам и статусу профессиональной армии, по мнению комполка, и основные элементы вещевого довольствия.
    – Любой десантник со стажем помнит, какими великолепными чехословацкими камуфляжами обеспечивались ВДВ в 1990-х годах, – продолжает беседу полковник Сергей Ковалев. – Те же, которые мы получаем сейчас, и не дышат, и теряют цвет уже после второй-третьей стирки. Даже в мирное время не выдерживают сроков носки и ботинки с высокими берцами. В результате уважающий себя контрактник покупает обувь на личные средства. Безнадежно устарели и не менявшиеся, видимо, со времен гражданской войны солдатские плащ-палатки. При этом любой военторг набит влагозащитным обмундированием, в котором на порядок удобнее выполнять боевые задачи. Так не пора ли ввести что-то подобное в вещевое довольствие?
    – А в какой еще из ведущих армий мира до сих пор питаются из котелков и топят печки дровами? – переходит офицер к теме тылового обеспечения полевых выходов.
    И задается резонным вопросом: почему бы нашему тылу, наконец, не обеспечить войска печами, работающими на солярке, перестав таскать вагоны дров на войну и на полевые выходы? Почему бы, продолжив использовать дедовские котелки на учениях и во время боевых действий, не заменить их дешевой одноразовой посудой во время полевых выходов, как это давно делается в ведущих армиях мира? Впрочем, в масштабах своего артполка Ковалев эту непосильную пока для нашего тыла революцию уже совершил. После того, как в один из полевых выходов на сэкономленные деньги была для пробы куплена одноразовая посуда, контрактники, по словам комполка, сами выступили с предложением отказаться от котелков, которые надо где-то мыть и хранить, и централизованно приобретать на сданные ими средства – по 300-400 рублей с человека – одноразовую посуду.
    – Ну а чтобы солдаты в поле могли умываться теплой водой, полковые умельцы приварили к баку с водой топку и трубу с «сосками», – продолжает полковник Сергей Ковалев, задаваясь другим риторическим вопросом: когда, наконец, войска обеспечат подобными агрегатами фабричного производства?
    Следующий проблемный момент – руководство по организации питания в полевых условиях запрещает, по словам Ковалева, использовать свежее мясо и делать салаты, предписывая питаться крупами и консервами.
    – Только очень трудно полтора месяца, которые длится наш полевой сбор, сидеть на консервах, – говорит полковник Сергей Ковалев. – Те, кто писал эти наставления, видимо, или никогда не жили неделями в поле, или стремились в первую очередь облегчить работу тыловым структурам, больше беспокоясь о хранении продуктов, чем о солдатских силах. Если при интенсивной боевой подготовке с
    10-часовыми полевыми занятиями кормить солдата мясом и салом, он тянет, а если тушенкой – то нет. Неужели трудно ввести в довольствие работающие от дизельного электродвигателя полевые холодильники и изменить, наконец, эти устаревшие правила?
    И тут с командиром лучшего артполка ВДВ опять не поспоришь.

    Будучи командиром первого побывавшего в Чечне «профессионального» парашютно-десантного полка, полковник Владимир КоЧетков, командующий сегодня базирующейся в Ульяновске 31-й отдельной десантно-штурмовой бригадой, отмечает высокую эффективность действий контрактных подразделений как на войне, так и во время самых сложных учений. И хорошие результаты, показанные личным составом 31-й ОДШБр на прошлогодних бригадных командно-штабных учениях, по мнению Кочеткова, стали возможны именно благодаря переходу соединения на контрактный принцип комплектования. Во время КШУ, за которыми наблюдал министр обороны, бригада, поднявшись с родного аэродрома, десантировалась под Рязанью, после чего успешно выполнила ряд боевых задач на незнакомой местности полигона 106-й воздушно-десантной дивизии.
    Однако, отмечая ощутимый рост боевого потенциала контрактного соединения, полковник Кочетков заостряет внимание и на ряде нерешенных проблем.

    Когда в 2003 году в Чечню впервые направили целиком состоящую из военнослужащих по контракту батальонную тактическую группировку одного из полков
    76-й воздушно-десантной дивизии, и в командовании ВДВ, и в Генеральном штабе имелись опасения, что контрактники подведут, бросив тень на идею профессиональной службы. Ведь одно дело – заниматься боевой учебой под Псковом, и совсем другое – воевать в Чечне. Когда же по возвращении псковских десантников начальник Генштаба поинтересовался, сколько контрактников оставили часть, руководивший этой БТГ полковник Кочетков с удовлетворением доложил, что ни один солдат не покинул расположение части, а батальон успешно выполнил все поставленные ему задачи. Ну а о том, как профи воевали, говорит хотя бы тот факт, что за полгода каждодневного ведения инженерной разведки местности и разведпоисковых действий БТГ не потеряла ни одного человека. Поэтому в плане выяснения боевых возможностей контрактных подразделений «псковский эксперимент», по словам Кочеткова, можно считать удавшимся. Однако исчерпывающих ответов на все вопросы, которые ставит переход на контрактный принцип комплектования, двухлетний опыт одного соединения, по мнению офицера, конечно же, дать не мог. И главная, не выявленная экспериментом проблема, с которой пришлось столкнуться ставшему командиром переходящей на контракт бригады полковнику Кочеткову, как и везде, сводилась к подбору кадров. Укомплектовать добровольцами бригаду, по словам офицера, оказалось гораздо сложнее, чем три псковских полка, набор в которые проводился во всех соединениях ВДВ. Поэтому сначала абсолютно большую часть его контрактников составляли переквалифицировавшиеся в профи солдаты и сержанты бригады, контракт с которыми заключался с учетом их срочной службы. При этом основным мотивом выбора в пользу контрактной службы, по словам Кочеткова, фактически было получение ими свободного выхода в город, денежного довольствия и прочих привилегий профессионала в обмен на лишний год службы. А значит, нетрудно было предположить, что после окончания контракта большинство таких профи едва ли захотят его продлевать.
    Счастье есть, а не жрать.

  2. #2
    Модератор
    Регистрация
    21.01.2007
    Адрес
    не тут
    Сообщений
    5,881
    Поблагодарить
    387
    Поблагодарили 1,260 раз(а) в 922 сообщениях

    По умолчанию Re: Контрактная служба

    Чтобы увеличить количество более осознанно выбравших контрактную службу бойцов, пришлось проделать серьезнейшую работу. После того как благодаря помощи имевшего десантное происхождение военного комиссара Ульяновской области генерал-майора Юрия Эма в распоряжении комбрига оказался полный перечень всех уволившихся из армии в последние десять лет солдат и сержантов запаса, отобранным из них потенциальным кандидатам было направлено более полутора тысяч писем. Это были не просто предложения «выбрать службу по контракту», которыми пестрила совершенно не работающая, по мнению Кочеткова, федеральная реклама, а подробно расписанный «соцпакет», в котором указывались все материальные плюсы контрактной службы – от денежного довольствия и участия в накопительно-иппотечной программе получения жилья до разовых выплат за караул и прыжок с парашютом. Более того, пропагандой контрактной службы в 31-й ОВДБр активно занялась созданная при части региональная общественная организация «Офицерское собрание», которую возглавил замкомбрига по тылу полковник Ахмед Махсумов. Активно взаимодействуя с местными властями и СМИ, эта объединившая в основном бывших десантников и имевшая представителей в каждом районе организация провела, по словам полковника Кочеткова, настолько серьезную агитацию, что в бригаду для более подробного знакомства с условиями службы потянулись молодые люди со всех районов Ульяновской области.
    - Из бесед с потенциальными кандидатами, – вспоминает Кочетков, – сразу же стало ясно, что на выбор каждого из них в первую очередь влияют четыре фактора: размер денежного довольствия, возможность получения служебного жилья, соблюдение регламента служебного времени и микроклимат в подразделениях.
    Понимая, что на денежное довольствие и размер оплаты не повлиять, командование бригады, по словам офицера, приложило максимум усилий, чтобы сделать службу в соединении как можно более привлекательной хотя бы за счет двух вторых факторов.
    - Регламент служебного времени – это основа профессиональной армии, – поясняет полковник Владимир Кочетков, – если проводить в части все время с утра до вечера, желающих служить не найдется.
    Для этого, по словам комбрига, пришлось провести серьезную работу с офицерами, многие из которых, продолжая работать по старинке, долго не воспринимали, что их бывшие солдаты теперь военнослужащие по контракту и работать с ними надо уже по-новому. Переход от принципа «делай, как я скажу», следуя которому не добиться авторитета у профи, к принципу «делай, как я» был для ряда офицеров совсем не простым. Понимая, например, что пришедших с «гражданки» и уже давно отслуживших «срочную» мужиков можно подтянуть до нужного уровня физической подготовки только в случае, если наравне с ними будут заниматься и офицеры, Кочетков сам начал бегать и выполнять вместе с солдатами нормативы по физической подготовке. Ну а когда его поддержали в этом все заместители, батальонным и ротным офицерам ничего не оставалось, как последовать их примеру. Ну а соблюдение регламента служебного времени вскоре прочно вошло в традицию. Командиры научились наконец успевать заканчивать все намеченное в служебное время, и в 18.15 рабочий день в бригаде неизбежно завершается.
    Сыграло свою роль, по мнению Кочеткова, и то обстоятельство, что и комбриг, и все его заместители всегда готовы лично отреагировать на возникающие у контрактников проблемы, а при необходимости и помочь разрешить возникающие в подразделениях конфликтные ситуации. Все это, по словам офицера, весомо повлияло на репутацию службы в бригаде, результат которой – на сегодняшний день уже более 30 процентов контрактников – это пришедшие из запаса и уже успевшие пожить гражданской жизнью мужчины. И укомплектованность бригады, по словам полковника Кочеткова, вполне соответствует требованиям к соединению постоянной готовности.
    Однако на вопрос, существует ли конкурс из желающих поступить на службу, комбриг, тяжело вздохнув, говорит: «Да какой там конкурс, вакансии есть всегда…»
    Чтобы не только на сто процентов укомплектовать бригаду, но и иметь возможность проводить конкурсный отбор кандидатов, безусловно, нужны совсем другие условия.
    - Поднять ежемесячный доход контрактника до 20 тысяч и обеспечить его семью служебным жильем – вот условия, при которых, по мнению полковника Кочеткова, можно действительно рассчитывать на конкурс из желающих устроиться на контрактную службу, и как следствие – на ощутимое приращение боевого потенциала профессиональных частей и соединений.
    Но и то и другое пока, увы, лишь мечты. Даже запланированное на ближайшие годы строительство общежития на 200 квартир покроет лишь треть бригадной потребности. Ну а пока в бригаде пытаются хоть как-то снять жилищную напряженность путем перепрофилирования одного из кубриковых общежитий в жилье для семейных контрактников. Для чего, по словам комбрига, необходимо отгородить это здание от территории части.
    Говоря же о перспективном строительстве, полковнику Кочеткову очень бы не хотелось, чтобы жилье для семей контрактников было такого же качества, с которым родные строители построили новые и переоборудовали имеющиеся казармы. Потому как текущие крыши и трескающиеся межкомнатные перегородки как-то не сочетаются с представлением о профессиональной армии и едва ли работают на привлекательность службы. Ну а завершает тему строительства Кочетков рассказом о так и не достроенном за два года парке и о так и не отремонтированной за это же время столовой.
    - Говорят, доделают, как появятся деньги. Но денег почему-то нет все те годы, что я командую этой бригадой, – завершает на невеселой ноте свой рассказ комбриг.

    Дислоцирующуюся на Кубани 7-ю десантно-штурмовую дивизию можно смело считать одной из самых воюющих. В первую Чечню новороссийские десантники брали Грозный, Ведено и Шатой, десятки раз действуя в тылу врага в качестве вертолетных десантов. Не отпустила Чечня дивизию и потом. Базируясь то в Каспийске, то в Ботлихе, батальонная группа 7-й вдд в течение двух лет находилась в готовности отразить атаку сепаратистов. И жарким августом 1999-го именно новороссийцы стали на пути Басаева и Хаттаба. Отвоевав еще два года, десантники «семерки» уже и после второй кампании успели несколько раз съездить на блокирование чеченской границы. Поэтому Кавказ уже давно считается «родной» задачей соединения.
    Горная направленность, которую в результате реформирования обрела дивизия, и переход на контрактный принцип комплектования, по словам командира соединения генерал-майора Виктора Астапова, безусловно, увеличат ее боевые возможности. Однако применительно к Новороссийску, Анапе и Ставрополю – городам, где стоят полки «семерки», условия для контрактной службы, по оценке генерала, едва ли назовешь привлекательными.
    7-я десантно-штурмовая (горная) дивизия, которой командует генерал-майор Виктор Астапов, должна завершить переход на контрактный принцип комплектования до конца текущего года, став последним перешедшим на профессиональные рельсы соединением ВДВ. После этого служба по призыву в «продуваемых всеми ветрами войсках» сохранится лишь в 106-й (тульской) дивизии. ВДВ, таким образом, практически на четыре пятых будут комплектоваться профессионалами.
    - Давно по сути ставшие силами быстрого реагирования российской армии, наши войска должны быть в постоянной готовности к боевому применению. Причем не сводными группировками, а штатными подразделениями и частями, – размышляет командир 7-й дшд генерал-майор Виктор Астапов. – А это не предполагает наличия в соединениях и частях молодых солдат, которых мы по закону не имеем права направлять в «горячие точки», не говоря уже о том, что такие бойцы еще не имеют необходимых в боевой обстановке профессиональных навыков. А когда срок службы сократится до одного года, в армии будет фактически половина солдат и сержантов срочной службы, которые в мирное время не могут выполнять боевые задачи. Так что альтернативы профессиональной армии нет.
    Другое дело, продолжает Астапов, что ту ее модель, которую мы строим сейчас, едва ли назовешь оптимальной. Потому, чтобы получить качественный скачок в обученности подразделений, мало отказаться от солдат срочной службы и объявить набор добровольцев: далеко не каждый способен стать воином-десантником нужной квалификации. А значит, чтобы набрать в войска лучших из лучших, необходим конкурс на контрактную службу, наличие которого определяется ее материальной привлекательностью. А нынешние условия контрактной службы, по мнению Астапова, даже с натяжкой не назовешь привлекательными. Особенно применительно к регионам с достаточно высоким уровнем жизни и средней зарплаты.
    - Логика проста, – говорит Астапов, – тяготы и лишения армейской службы привлекут добровольцев, только если будут оплачиваться выше труда на «гражданке». У нас же на Кубани наоборот: средняя зарплата в городах, где стоят полки дивизии, существенно выше, чем те 8-9 тысяч, которые можем предложить мы. Ну а на неместных можно рассчитывать только при наличии фонда служебного жилья, которым пока не располагает ни одна дивизия.
    Подтверждает правоту комдива и статистика: за год комплектования из военкоматов вместо запланированных полутора тысяч человек в дивизию пришли всего 50 контрактников. И 94 процента уже подписавших контракт солдат и сержантов – десантники, проходившие в «семерке» срочную службу.
    Ну а на вопрос, каким должно быть денежное довольствие профессионала, чтобы на контрактную службу был хотя бы маломальский конкурс, Астапов отвечает так:
    - Хотя бы таким, как денежное довольствие контрактника в других силовых структурах. В Новороссийске, например, кроме нашей дивизии, дислоцируются еще военно-морская база и пограничники, – делится наблюдениями генерал. – Так вот у пограничников денежное довольствие контрактника на уровне 17-18 тысяч рублей. То есть больше, чем в НВМБ получает прослуживший 20-25 лет капитан 1 ранга. Ну разве это нормально? А теперь скажите, куда пойдет в Новороссийске решивший податься в военные профессионалы молодой человек – в нашу дивизию, которую первой бросят в любую вновь появившуюся «горячую точку», или к пограничникам, у которых при куда более спокойной службе вдвое большее денежное довольствие? Выходит, Вооруженные Силы сегодня в самом невыгодном среди всех силовых структур положении. В этом, считаю, и состоит главная проблема современной контрактной службы. Ну и, если мы хотим иметь не просто контрактников, а настоящих профессионалов, которыми станут служащие уже по второму, а то и по третьему контракту солдаты, безусловно, надо в массовом порядке строить жилье, которое пока есть даже не у всех офицеров.
    Уже сегодня, когда соединение укомплектовано контрактниками лишь на 52 процента, только в Новороссийском гарнизоне, по словам командира 7-й дшд, более 200 женатых контрактников. И дальше их доля в общем количестве, можно не сомневаться, будет только расти.
    Не стоит забывать, по мнению Астапова, и об отдыхе контрактника и его семьи.
    - Считаю неправильным не включать в «ФЦП» культурно-досуговые и спортивные объекты, – говорит генерал. – Кто-то скажет, что в городе они ни к чему. Но пойдет ли контрактник в бассейн или тренажерный зал, абонемент на десять посещений которых обойдется в полторы тысячи рублей? Так что наличие подобных сооружений в городе еще не делает их доступными для людей в погонах.
    Говоря же о тыловом обеспечении, командир 7-й десантно-штурмовой дивизии генерал-майор Астапов заостряет внимание на несоответствии ряда его моментов как статусу профессиональной армии, так и боевым задачам Воздушно-десантных войск. И говорит практически о тех же проблемных моментах, что и командир костромского полка.
    - Нужно более качественное зимнее и летнее, а не всепогодное, как сейчас, обмундирование, – считает он. – Почему американские ботинки с высокими берцами отталкивают воду, а наши ее прямо-таки засасывают? Когда наконец найдем замену поглощающим вагоны дров допотопным буржуйкам и начнем использовать на полевых выходах одноразовую посуду?
    Ну а заканчивает генерал тыловую тему еще одним красноречивым моментом:
    - Для освобождения профессионалов от различных хозяйственных функций в штат соединения введено порядка 200 должностей поваров, официантов, уборщиков. Только большинство этих должностей, судя по всему, еще долго будут оставаться вакантными. Где же найти людей, согласных на зарплаты в 2.500 — 3.000 рублей, если никто не идет в контрактники на втрое большее денежное довольствие?
    Комментарии, как говорится, излишни.
    Счастье есть, а не жрать.

  3. #3
    Заблокирован
    Регистрация
    15.07.2007
    Адрес
    Stalingrad
    Сообщений
    8
    Поблагодарить
    35
    Поблагодарили 23 раз(а) в 16 сообщениях

    По умолчанию Re: Контрактная служба

    Вывод один нашим дерьмократам по барабану армейские заботы.

  4. #4
    Сержант

    Регистрация
    22.02.2007
    Адрес
    калуга
    Возраст
    37
    Сообщений
    149
    Поблагодарить
    5
    Поблагодарили 19 раз(а) в 18 сообщениях

    По умолчанию Re: Контрактная служба

    скоро, принудительный набор срочкников в армию, заменят на принудительный набор "контрактников" в армию (чуть больше денег и свободы - дольше срок службы). по-сути, те же яйца-вид сбоку....

  5. #5
    Заблокирован
    Регистрация
    15.07.2007
    Адрес
    Stalingrad
    Сообщений
    8
    Поблагодарить
    35
    Поблагодарили 23 раз(а) в 16 сообщениях

    По умолчанию Re: Контрактная служба

    Цитата Сообщение от escalante Посмотреть сообщение
    скоро, принудительный набор срочкников в армию, заменят на принудительный набор "контрактников" в армию (чуть больше денег и свободы - дольше срок службы). по-сути, те же яйца-вид сбоку....
    Контрактников служить принудительно не заставишь, зто даже ежу понятно.

  6. #6
    Заблокирован
    Регистрация
    15.07.2007
    Адрес
    Stalingrad
    Сообщений
    8
    Поблагодарить
    35
    Поблагодарили 23 раз(а) в 16 сообщениях

    По умолчанию Re: Контрактная служба

    Чем тратить деньги на олимпиаду содержали бы армию.

  7. #7
    Старшина
    Регистрация
    04.02.2007
    Адрес
    Курган
    Сообщений
    200
    Поблагодарить
    38
    Поблагодарили 70 раз(а) в 57 сообщениях

    По умолчанию Re: Контрактная служба

    Эт точно....
    Вначале был вечер,
    Потом настал Я;
    Вчера было слово,
    Сегодня земля;
    На кладбище старом
    Где наступали враги,
    Я кое что понял
    О нашей любви...

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  

Как получить военный билет? Как получить белый билет?
Косить от армии или купить военник? - ответы на вопросы уже есть, читайте на форуме.

Рейтинг@Mail.ru