Стой там — иди сюда

Еще в февральском интервью телеканалу "Россия" министр обороны РФ высказал свою позицию по поводу того, какими должны быть Вооруженные силы России. По мнению министра, полностью отказываться от комплектования воинских частей военнослужащими по контракту нельзя, но и содержать полностью контрактную армию тоже невозможно. На это банально нет денег. Также господин Сердюков в этом же интервью озвучил то, что все должности специалистов (связистов, радио-электронщиков и т.д.), помимо сержантских должностей, должны быть укомплектованы "военными профессионалами", то есть военнослужащими по контракту.

Военная служба по контракту — это один из наиболее обсуждаемых составляющих современных ВС РФ. Споры о необходимости этого института военной службы и то, каким он должен быть, продолжаются вот уже более 18 лет, тот есть с момента создания Вооруженных сил Российской Федерации. До середины 2000-х годов шел спор вообще о целесообразности создания контрактной армии и ее преимуществ по сравнению с армией, укомплектованной военнослужащими по призыву. Начиная с 2006 года, то есть с начала действия Федерально-целевой программы "Контрактник", обсуждалось только то, какой должна быть контрактная армия и сроки полного перехода ВС РФ на контрактную основу. Но в 2008 году споры вспыхнули с новой силой и получили большой общественный и политический резонанс.

Первая идея о том, что пора переходить на контрактную армию возникла еще в СССР. Выдвинул её в 1982 году маршал Советского Союза Н. Огарков, который на тот момент являлся начальником Генерального штаба ВС СССР. Согласно его предложениям, в составе Советской Армии необходимо было создать общевойсковые бригады, которые должны полностью укомплектовываться профессиональными военными, эти бригады и должны были составлять армию мирного времени. На случай начала большой войны в составе Советской Армии должны были быть части и соединения, которые разворачивались по мобилизации. План Н.Огаркова не предусматривал полного отказа от призыва на военную службу. Согласно этому плану, призывниками должны были укомплектовываться учебные части и соединения. Срок службы по призыву при этом сокращался до 1,5 года, в течение которых военнослужащий должен был получить военно-учетную специальность и совершенствоваться в своих профессиональных навыках и умениях. По окончанию службы военнослужащий либо уходил в запас, либо становился профессиональным военнослужащим, продлив свой срок службы. Для успешного обеспечения деятельности этой системы было предусмотрено переформирование главного командования Сухопутных войск в главное командование Резерва с передачей в подчинение данному Главкомату всех организаций и воинских учреждений, которые отвечали за призыв на военную службу и подготовку будущих призывников (ДОСААФ, система военных комиссариатов). Для советской военной мысли этот план был очень оригинален. Более того, он шел в разрез с основными ее постулатами. Но все-таки говорить о какой-то оригинальности не приходится, этот план представлял собой переложение "шведской системы" мобилизационного развития на реалии СА и самого СССР. Но, тем не менее, это был качественный скачок в развитии СА, подразумевавший под собой отказ от слепого следования за повторением опыта ВОВ и переход к реалиям современного мира.

В результате политических игр на высшем уровне Н.Огарков был снят с должности НГШ, и от реализации этого плана пришлось отказаться. Но как ни удивительно, распад СССР позволил реанимировать этот план. В 1992 г.Н. Огарков, будучи уже в запасе, стал советником Министра Обороны РФ. В 1993 году, при начале реформирования ВС РФ, Министр Обороны РФ П. Грачев одним из основных постулатов организации Вооруженных Сил объявил, то, что они должны первоначально комплектоваться по смешанному принципу, а в последующем перейти полностью на комплектование профессионалами. Именно с этого момента и возникло такое понятие, как "военная служба по контракту" и "контрактник". Это решение было закреплено в Постановлении Правительства РФ и Указе президента РФ в 1993 году. Но экономические реалии не позволили осуществить эти решения.

В 1994 году началась Первая чеченская война, которая привела к политическому кризису в РФ и последующей отставке П. Грачева с поста министра обороны. Несмотря на такие печальные последствия этого конфликта, а также на неоправданно высокие потери среди военнослужащих федеральных сил, для руководства страны стало ясно, что решение о переходе на контрактную службу спасет ВС РФ в дальнейшем от повторения такого негативного опыта. Но позволить полностью профессиональную армию Российская Федерация на тот момент себе не могла позволить, сказывались экономические проблемы. В 1996 году было решено, что переход на контрактную армию начнется постепенно с частичного укомплектования ряда должностей военнослужащими по контракту. В первую очередь должны были укомплектовываться должности командиров отделений и заместителей командиров взводов (и им равных), а так же водителей, механиков-водителей и т.д., то есть наиболее важных для ВС РФ должностей. К сожалению, ни руководство МО РФ, ни правительство РФ не смогли обеспечить достойный уровень денежного довольствия контрактникам. На тот момент РФ находилась в глубоком экономическом кризисе, денежное довольствие военнослужащим не выплачивалось по полгода. Поэтому нет ничего удивительного, что даже постепенный переход на контракт провалился.

Ситуацию спасла Вторая чеченская война, которая началась в 1999 году с вторжения боевиков в Дагестан. Опасаясь повторения опыта Первой чеченской войны, правительство РФ и руководство МО РФ приняли решение о переходе воинских частей и соединений, привлеченных к проведению контртеррористической операции, на контрактный способ комплектования. Под угрозой очередного политического кризиса, который назревал из-за начавшихся потерь среди военнослужащих по призыву, у правительства нашлись деньги на достойное денежное довольствие для военнослужащих по контракту, участвовавших в боевых действиях.

В 2003 году активная фаза контртеррористической операции была завершена, основная масса частей и соединений, привлеченных к операции, покинули территорию Чечни. Большинство из них были укомплектованы на 100% военнослужащими по контракту. Буквально через 2-3 месяца после вывода военнослужащих основная масса "контрактников" уволилась по собственному желанию. Причиной этого стало два явления. Вывод из Чечни означал то, что военнослужащим прекращали платить надбавки за боевые действия, и в ППД, их денежное довольствие превращалось в жалкий мизер. Во-вторых, Министерство обороны не могло обеспечить всех, желающих продолжить службу по контракту, нормальным жильем (в лучшем случае, вернуться обратно в казарму), а также социально-бытовыми условиями семьи "контрактников". К 2004 году всё вернулось к тому, как было в 1999 году, перед началом войны. Но правительство РФ и руководство МО РФ получили положительный опыт, да и экономическая ситуация в стране значительно улучшилась.

Федеральная Целевая программа "Переход частей постоянной готовности на контрактный способ комплектования" началась в 2005 году. В соответствии с замыслом этой программы часть соединений постоянной боевой готовности, должны были быть укомплектованы не военнослужащими срочной службы, а военнослужащими по контракту. На территории этих частей и соединений создавалась новая инфраструктура, казармы перестраивались под систему общежитий, но не с отдельными комнатами, а с кубриками на 3-5 человек. Кроме этого, в программу было заложено улучшение не только бытовых условий жизни военнослужащих, но создание нормальных условий для жизни семей военнослужащих. В гарнизонах должны были быть построены школы, детские сады, дополнительные магазины, а также должно было начаться строительство жилья для военнослужащих по контракту и их семей. Первой на контракт должна была перейти 76 гв. вдд. В Сухопутных войсках первым соединением, которое вошло в ФЦП, стала 42 гв. мсд, дислоцировавшаяся в республике Чечне.

Казалось бы, что за 13 лет Министерство обороны получило достаточный опыт в том, что необходимо сделать для успешного перехода на контрактный способ комплектования. Как показали дальнейшие события, это было не так. В скором времени стало ясно, что денежное довольствие, которое платится военнослужащим по контракту, даже с учетом тех дополнительных выплат, которые были определены для частей постоянной готовности, комплектуемыми военнослужащими по контракту, оказались недостаточными. Руководство Министерства обороны спешило выполнить программу и отчитаться. Основным критерием успешности программы стала укомплектованность части личным составом. Для ЧПГ укомплектованность определена как не менее 95% личного состава, поэтому часть, которая успешно перешла на контракт, должна была быть не менее чем на 95% укомплектована контрактниками. Но учитывая, что за прошедшее время Министерство обороны, так и не смогло, кроме новых казарм, создать нормальные бытовые условия, контрактники побежали. Укомплектованность падала, а руководство Министерства обороны жестко требовало результатов от командования округа, а округ в свою очередь всеми способами добивался показателей от командования частей и военных комиcсариатов. Несмотря на утверждения министра обороны В. Иванова, который в то время занимал этот пост, что основу контрактников составляют военнослужащие по призыву, которые уже в частях заключили контракт, это было неправдой. Основу контрактников (более 75%) составляли граждане, ранее отслужившие и прибывшие из запаса, которые были призваны военными коммисариатами на основании их рапорта о желании служить по контракту. Видя, что программа на грани срыва, для создания видимого благополучия руководство МО РФ запретило увольнять военнослужащих по контракту из частей. Сложилась парадоксальная ситуация, когда хронический алкоголик, который не прибывает на службу, продолжает служить и получать деньги, а документы на его увольнение не подписываются.

2006 год был критическим для ФЦП, казалось, что программа закончится полным провалом, а деньги уйдут в никуда. К концу года ситуация начала радикально меняться. В начале 2007 года поток увольняемых стал снижаться. К этому времени, в основном, уже наладились бытовые условия у семей военнослужащих по контракту, кто-то получил служебное жилье, кто-то начал снимать его в городах. Кроме того, после отказа от выплат так называемых "пайковых денег" и внесение их в денежное довольствие военнослужащих, вырос и уровень доходов военнослужащих. Прошедшие зимой 2007 — весной 2008 года, в ряде частей и соединений батальонные, полковые и бригадные учения с боевой стрельбой показали, что боевая выучка военнослужащих по контракту находится на высоком уровне.

Роковой для частей и соединений, комплектуемых по контракту, стала война 8 августа 2008 года. Если быть объективным, то она послужила только поводом для начала масштабных реформ в ВС РФ.

Первые проекты "нового облика" появились в конце 2007—начале 2008 года. Первым пунктом в планах реформаторов стоял отказ от контрактных частей и соединений. Почему так? По мнению нового министра обороны, эти части и соединения требовали слишком много денежных вложений: кроме денежного довольствия еще создание и совершенствование инфраструктуры, а также улучшение бытовых условий. В этой ситуации сработал чистый экономический расчет: "лучше побольше, подешевле, но не так эффективно", чем "дороже — меньше, но очень эффективно". О том, что при этом снижается эффективность ВС, а самое главное — нарушается основной постулат, на который ориентировалось руководство страны: "воюют контрактники, срочники могут быть привлечены к боевым действиям только в крайних условиях". Экономика победила и то, почему так старались создать контрактную армию — чтобы не допустить повторения Первой чеченской войны, когда большие потери военнослужащих по призыву привели к отставке министра обороны и к политическому кризису в стране.

В "новом облике" от дивизий отказались, а на основе расформированных дивизий было решено создать танковые и мотострелковые бригады. Основой для формирования этих бригад стали контрактные полки. Но бригады "нового облика" по количеству личного состава превышали полки и бригады "старого облика". К примеру, мсп — это 2200-2500 человек, тп — 1200-1400 человек, а мсбр "нового облика"— это 4300-4500 человек, а тбр — 2200 человек. Откуда взять личный состав для доведения численности до нового штата? Возможных вариантов было три. Первый вариант — обратить на это весь наличный состав из расформируемых дивизий и других частей и соединений. Второй вариант — объявить дополнительный набор на контракт. Был еще и третий вариант: за счет уже сформированных контрактных частей и соединений, объединив их, создать новые соединения уровня "бригада-дивизия", полностью контрактные.

Проанализировав ситуацию и посчитав денежные возможности, руководство Министерства обороны пришло к первому варианту, так как он был наиболее экономичным и позволял в дальнейшем избавиться от контрактных частей. Также совместно с ГОМУ ГШ был разработан долговременный план по созданию новой системы комплектования Вооруженных сил. В плане было написано, что прием на контракт полностью должен быть прекращен с 1 января 2009 года, а с теми военнослужащими, у которых срок контракта истекает до начала 2010 года, новый контракт не заключать. Таким способом, количество военнослужащих по контракту снижалось естественным образом. На место военнослужащих по контракту должны были прийти военнослужащие по призыву. К 2010 году количество военнослужащих по контракту должно было составить не более 5% от личного состава каждой воинской части. Эта цифра была экономически обоснована. Как объясняло Министерство обороны, делалось это для того, чтобы за счет сокращения расходов на контрактников на должностях рядовых увеличить количество контрактников на должностях сержантов и старшин и тем самым укомплектовать все "сержантско-старшинские" должности профессиональными сержантами.

Но весенний призыв спутал все планы Министра обороны РФ. Он показал, что все расчеты по переходу с контрактников на срочников были ошибочными. Несмотря на то, что отменили ряд отсрочек от военной службы, а также разрешили призывать на военную службу граждан с погашенными судимостями, Вооруженные Силы недополучили более 25% от планировавшегося количества призывников. Стало ясно, что планы по избавлению от контрактников до 2010 года преждевременны. Более того, в ряде бригад началось массовое разукомплектовывание техники. Ущерб составил более 10 миллионов рублей, к расследованию фактов хищения частей и деталей с боевой техники были привлечены представители как военно-следственного управления, так и ФСБ. Как выяснилось, этими противоправными действиями занимались военнослужащие по призыву, которые были ранее судимы. Они создали преступные группы, которые и занималась похищением деталей и запасных частей, с их последующей реализацией.

Столкнувшись с подобными фактами, руководство Министерства обороны, решило отложить увольнение военнослужащих по контракту. Не смотря на негативный опыт по работе с военнослужащими срочной службы, программа перехода на призыв продолжалась реализовываться. Именно с этого момента и появился такой термин, как "гуманизация ВС РФ". Целью "гуманизации" армии стало привлечение как можно большего количества призывников.

Призывы 2009, 2010 и весны 2011 годов ситуацию не улучшили несмотря на "гуманизацию". Министерство обороны продолжает недобирать необходимое количество призывников. Всё чаще и чаще укомплектованность личным составом в бригадах падает ниже 95% и опускается до величины 75-80%.

Вывод из сложившейся ситуации очевиден, Министерство обороны своими действиями искусственно ввело ВС РФ в состояние 1993 года, когда формально контрактники должны были быть и была большая необходимость в них, а в реальности ничего не было. Получается, что всё, что было создано за предыдущие годы, было уничтожено за 2 года. Сейчас Министерство обороны судорожно пытается улучшить ситуацию, но пока безрезультатно. Самое удивительное то, что, в отличие от 1993, 1996 и 1998 годов, экономическая ситуация в стране позволяла успешно завершить ФЦП положительно и получить полноценную профессиональную армию, но это не было реализовано. Наоборот, всё было сделано, чтобы уничтожить созданное.

Газета "Завтра", 20 июля 2011 г.