Бесплатные телефонные консультации для призывников Москвы и Петербурга
RSS лента

LLiiiSSiца

бюрократия как социальный паразит

Рейтинг: 4.50. Голосов: 2.
КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ПАРАЗИТ.Россия, которую мы проиграли.

В классовом обществе все привилегированные классы, социальные группы и слои в силу самого факта своей привилегированности оказываются классами, группами и слоями общественно паразитическими – и речь может идти лишь об их большей или меньшей паразитичности, о соотношением между размером их общественной полезности и общественной же паразитичности.

Бюрократия, разумеется, не является исключением. Специальная общественно полезная функция бюрократа – управленческая функция – не упраздняет паразитизм бюрократии. Более того, чем больше численность и влияние бюрократии, тем больше привилегий (де-факто или даже де-юре) бюрократия присваивает себе, то есть тем более паразитической она становится. Это общее правило, распространяющееся на любую бюрократию вообще – с момента возникновения бюрократии как общественного феномена. Джон Уилсон, например, обнаруживает абсолютно ту же картину в столь архаичном обществе, как древнеегипетское: "…должности множатся, далеко выходя за пределы личной подотчетности, целью становится синекура, обеспечивающая потенциально высокие доходы"[1].

Всякая бюрократия сколько-то успешно функционирует только потому, что перекладывает собственно работу со всех своих членов вообще на меньшинство аппарата – на трудоголиков и "рабочих лошадок", которые, конечно, встречаются на всех ступеньках бюрократической лестницы, но чем выше – тем реже и реже. То есть почти весь объем необходимой работы (не действительно необходимой, а необходимой по внутренним, извращенным бюрократическим представлениям) все более перекладывается на "простых исполнителей", на бюрократические низы, то есть, как правило, на людей, обладающих ограниченным опытом (в том числе и ограниченным опытом функционирования внутри бюрократической системы), ограниченными знаниями, ограниченными способностями. По сути, бюрократические низы – это "средние слои" ("средний класс"), то есть малопривилегированные (хотя и привилегированные все-таки) служащие, для которых статус, образ жизни (более паразитический, чем их собственный) и привилегии бюрократических верхов становятся предметом вожделения.

Говоря иначе, бюрократия в целом (и особенно бюрократические низы) и является "зеркалом" мелкой буржуазии, и ведет себя мелкобуржуазно, и несет в себе мелкобуржуазное паразитическое сознание. Эта мелкобуржуазная ограниченность (в том числе ограниченность способностей) и лежит в основе имманентного стремления бюрократического аппарата к паразитическому росту независимо от реального объема работы. Это явление описано, как известно, Сирилом Н. Паркинсоном и называется Законом Паркинсона[2].

Поскольку одним из обязательных и неизбежных принципов функционирования бюрократической машины является ее иерархичность, то по мере разрастания бюрократического аппарата бюрократические верхи неизбежно стремятся переложить как можно больше работы на бюрократические низы, то есть максимизировать свою собственную паразитичность. А поскольку бюрократический дух есть дух казенной привилегии, бюрократические низы, в свою очередь, стараются отыграться на тех, кто к бюрократии не принадлежит, то есть на тех, кем бюрократия управляет.

Ставшие давно уже общим местом обличения бюрократии, собственно, и связаны с этим специфическим проявлением ее паразитизма: в ситуации, когда бюрократические верхи перекладывают работу на нижестоящие звенья (строго иерархизированно, то есть от звена к звену), а самый бюрократический низ, естественно, старается избежать сверхперегрузок путем саботажа работы и окупить их поборами с управляемых, становится очевидна экономическая неэффективность бюрократии, ее неспособность выполнять свою общественно полезную функцию – функцию управления. Общественный паразитизм же, собственно, и заключается именно в этой неэффективности. Неэффективный коллективный управленец становится общественной обузой, коллективным "лишним ртом". И именно общественный, а не индивидуальный паразитизм бюрократии нарастает по мере восхождения по иерархической лестнице: бюрократические низы паразитируют на трудящихся классах, бюрократические верхи – и на трудящихся классах, и на бюрократических низах ("трудящихся классах" бюрократии).

Показательно, что слова "бюрократия", "бюрократ" традиционно несут негативную коннотацию – настолько сильную, что сами бюрократы не желают себя бюрократами называть, предпочитая термины "чиновник", "управленец", "менеджер". Только если вы заглянете в толковые словари, вы обнаружите, что первое, исходное значение термина – сугубо нарративное, строго говоря, нейтральное (то есть бюрократия – это повсеместно реально существующая система управления, осуществляемая с помощью иерархического аппарата, отделенная от общества, и только этим управлением и занимающаяся). Но к настоящему времени даже в толковых словарях негативная коннотация опережает нарративную: скажем, в словаре Ожегова первым значением слова "бюрократ" стоит "человек, приверженный к бюрократизму", и лишь вторым – "чиновник"[3]. В словаре Даля столь явного предпочтения (и разделения) еще нет, но само объяснение термина "бюрократия" носит сатирический или даже саркастический характер: "управление, где господствует чинопочитание; степенная подчиненность; зависимость каждого служебного лица от высшего и бумажное многописание при этом; многоначалие и многописание"[4]. Еще более показательно то, что слово "бюрократизм" имеет исключительно негативное толкование в отличие от любых аналогичных конструкций (ср. "аристократизм" или "буржуазность"). Только слово "мещанство" в современном русском языке несет такую же однозначно негативную смысловую нагрузку[5].

Отчасти это, конечно, связано с тем, что правящие классы склонны – вполне сознательно – перекладывать вину за все социальные неурядицы именно на управленцев, на бюрократию, снимая таким образом вину с себя[6] (а сама бюрократия точно так же традиционно направляет любое социальное недовольство на низы бюрократического аппарата, что в конечном итоге позволяет подменять любую социальную – а часто даже и политическую – реформу административными преобразованиями). Но в основном это связано с накопленным за несколько тысячелетий опытом человечества, который свидетельствует: правящие классы – собственники средств производства – могут управлять хорошо, или плохо, или не управлять совсем (если перекладывают функцию управления именно на бюрократов, на менеджеров), но бюрократия, не являясь собственником средств производства и потому не заинтересованная непосредственно в результатах управления, управлять хорошо не может.

Бюрократия есть порождение не только общественного разделения труда, но и другого объективного фактора – несовершенства общественного устройства. Поэтому бюрократия сама есть несовершенное общественное устройство. Однако от бюрократа требуют совершенных (идеальных, качественных) решений – подобно тому, как от крестьянина требуют качественных продуктов, а от рабочего – качественных деталей. Не будучи прямо заинтересован в этом и имея возможность, в отличие от прямого производителя, размазать ответственность по иерархии, бюрократ, естественно, и не может, и не будет принимать требуемых от него решений.

Общественная неэффективность бюрократии неустранима, поскольку бюрократия неизбежно – в силу неустранимости иерархии – порождает внутри себя ложное сознание и ложную картину мира. Причину этого объяснил еще Маркс: "Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить. Ее иерархия есть иерархия знания. Верхи полагаются на низшие круги во всем, что касается знания частностей; низшие же круги доверяют верхам во всем, что касается понимания всеобщего, и, таким образом, они взаимно вводят друг друга в заблуждение"[7].

Это Марксово наблюдение в полной мере применимо и к советской госпартхозбюрократии, которую Михаил Восленский называет "номенклатурой". Как раз у Восленского можно найти яркие описания процесса функционирования как партийной, так и хозяйственной "номенклатуры", в точности совпадающие с Марксовой характеристикой[8]. То, что Маркс дал именно общее, не зависящее от страны и времени объяснение имманентной экономической порочности бюрократии, видно и из того, что современный английский консерватор, откровенный противник марксизма, никогда Маркса не читавший, С. Паркинсон, говоря о современной западной бюрократии, практически повторяет слова Маркса: "Человек в основании пирамиды полагает, что людям наверху виднее. Но те жутко заняты и полагают, что вопрос тщательно изучен в нижних эшелонах – там у людей для этого есть время"[9].

Поскольку бюрократия порождает в себе и для себя ложное сознание, "знание", которым она обладает – это ложное знание, обрекающее бюрократию на неэффективное управление. Поэтому подлинное знание бюрократией отвегается. "Действительная наука, – писал Маркс, – представляется бюрократу бессодержательной"[10]. А раз так, бюрократия отторгает и носителей подлинного знания. Лоуренс Питер, сделавший, подобно Паркинсону, себе имя на исследовании законов функционирования бюрократии, указывает на то, что от носителей подлинного знания, то есть наиболее компетентных работников, всякая бюрократическая структура в обязательном порядке избавляется[11]. Л. Питер так формулирует свой вывод: "В большинстве иерархий сверхкомпетентность принимается за большее зло, нежели некомпетентность"[12].

Функционально советская "номенклатура" ничем не отличалась от любой другой бюрократии – кроме того, что являлась, так сказать, бюрократией в чистом виде: над ней не стоял никакой правящий класс. Теме общественного паразитизма именно советской бюрократии М. Восленский посвятил в своей книге целых две главы: главу 6 и бóльшую часть главы 10[13]. Показательно при этом то, что Восленский пользуется вполне марксистской методологией и вполне по-марксистски понимает "общественный паразитизм" "номенклатуры" – а именно как преобладание общественных издержек на содержание "номенклатуры" над вкладом "номенклатуры" в благосостояние и развитие общества[14].

Это – вполне научное понимание проблемы. В той степени, в какой исследователю удается вырваться из пут навязываемых ему правящими классами и слоями идеологических схем (то есть из ложного сознания), он неизбежно приходит к пониманию того, что в классовом обществе само по себе управление оказывается вынужденно связано с общественным паразитизмом. Так это случилось, например, с Торстейном Вебленом, который был, как известно, не марксистом, а институционалистом: "…функция управления, – констатировал Веблен, – хищническая, всецело присущая архаичному образу жизни праздного класса. Она заключается в осуществлении принуждения, власти над населением, у которого праздный класс черпает средства к существованию"[15]. Вебленовский термин "праздный класс" был лишь эвфемизмом эксплуататорских классов (вместе с примыкающим к ним и служащим им управленческим аппаратом) – во всяком случае, с того момента, как владельцы средств производства перестают лично участвовать в производственном процессе: "Отношение праздного (т.е. имущего непроизводственного) класса к экономическому процессу является денежным отношением – отношением стяжательства, а не производства, эксплуатации, а не полезности… Их (представителей "праздного класса". – А.Т.) функция является по своему характеру паразитической, а их интерес заключается в том, чтобы обращать все, что только можно, себе на пользу, удерживая все, что попадается под руку. Обычаи мира бизнеса сложились под направляющим и избирательным действием законов хищничества или паразитизма"[16].

Еще Маркс выяснил, что бюрократия подменяет реально поставленные перед ней цели своими собственными, бюрократическим целями: "Так как бюрократия есть по своей сущности "государство как формализм", то она является таковым и по своей цели. Действительная цель государства представляется, таким образом, бюрократии противогосударственной целью… Бюрократия считает самое себя конечной целью государства. Так как бюрократия делает свои "формальные" цели своим содержанием, то она повсюду вступает в конфликт с "реальными" целями. Она вынуждена поэтому выдавать формальное за содержание, а содержание – за нечто формальное. Государственные задачи превращаются в канцелярские задачи, или канцелярские задачи – в государственные"[17]. Это, разумеется, изменяет и суть деятельности каждого отдельно взятого бюрократа: "Что касается отдельного бюрократа, то государственная цель превращается в его личную цель, в погоню за чинами, в делание карьеры"[18]. Это обеспечивает отрицательный отбор в бюрократической системе. Закономерность, в соответствии с которой в условиях отрицательного отбора происходит формирование бюрократической иерархии, описал Л. Питер, который так сформулировал свой Принцип Питера: "В иерархии каждый индивидуум имеет тенденцию подниматься до своего уровня некомпетентности"[19]. Питер также пришел к выводу, что всякая бюрократическая машина (если не вмешиваться извне в ее функционирование) стремится в идеале к максимальной неэффективности. Он описал это в Следствии 2 из Принципа Питера: "Для каждой существующей в мире должности есть человек, неспособный ей соответствовать. При достаточном числе продвижений по службе эту должность займет именно он"[20]. Следствие 1, Следствие 8 и Следствие 4 подтверждают уже известный нам факт нарастания общественного паразитизма бюрократии по мере продвижения по бюрократической лестнице: "Следствие 1: сливки поднимаются кверху, пока не прокиснут… Следствие 8: чем выше иерархия, тем меньше ее свершения… Следствие 4: вся полезная работа совершается теми, кто еще не достиг своего уровня некомпетентности"[21].

Проделанная Л. Питером работа, собственно, выявила следующий удивительный факт: чиновничество является единственной социальной группой (помимо, возможно, духовенства), которая, если ее предоставить самой себе и не оказывать на нее корригирующего давления извне, стремится утвердить в качестве основы своей деятельности некомпетентность.

Видный троцкистский теоретик Эрнест Мандель, который, как и полагается троцкисту, испытывал к феномену бюрократии особенный интерес, обратил внимание также и на то, что бюрократия не может быть экономически эффективна, так как исходит из принципа максимизации расходов, а не максимизации доходов (как он написал, "прямого размещения ресурсов", а не "максимального увеличения прибыли")[22].

Поэтому единственным серьезным механизмом улучшения функционирования бюрократии является репрессия. Если исключить революцию как генерализованную репрессию по отношению к предшествующей бюрократии (то есть как справедливое возмездие), то такую репрессию может осуществить только реальный собственник средств производства, которому служит бюрократия. Собственник может обнаружить, что бюрократия функционирует неэффективно – и пойти по пути кадровых замен (увольнений без содержания, или даже с предъявлением претензий по суду, или даже сопряженных с наказанием), общего сокращения численности бюрократии или даже по пути устройства генеральной чистки бюрократических рядов. Но так может поступить только сила извне, сама бюрократия к чистке своих рядов неспособна[23], поскольку, как давно известно, является корпорацией и, следовательно, связана корпоративной моралью. О неизбежном корпоративизме бюрократии писал еще Маркс[24].

По отношению к государственной бюрократии благотворную роль экзекутора может выполнять монарх (поскольку монарх – это не первый чиновник, вроде президента, он не назначен и корпоративной бюрократической моралью не связан). Применительно к советской "номенклатуре" роль монарха играл Сталин, который, несомненно, отождествлял себя с царем[25]. Но после смерти Сталина отечественная бюрократия добилась прекращения "чисток", то есть оказалась помещенной в тепличные условия[26]. Не чувствуя над собой хозяина, советская "номенклатура", естественно, сама начинала вести себя как "хозяин". "Обычные, характерные занятия праздного класса", по Т. Веблену, это "управление, войны, спорт и развлечения и отправление обрядов благочестия"[27]. Всё точно: советская "номенклатура" управляла, вела войны в разных регионах мира (это было делом не только военной бюрократии, а именно всей "номенклатуры" – в первую очередь бюрократии партийной и государственной), занималась спортом и развлечениями (и создавала "индустрию" спорта и развлечений – "массовую культуру" как средство идеологического оболванивания масс). Что касается "отправления обрядов благочестия", то есть религиозных и церковных дел, то этим тоже, естественно, занималась "номенклатура" – во-первых, в самом непосредственном виде, через легально существовавшие и находившиеся в полном политическом согласии с властью конфессии, иерархия которых входила в состав "номенклатуры" ("избираемый Собором Русской Православной Церкви Патриарх Московский и всея Руси состоит в номенклатуре Политбюро ЦК КПСС"[28]), а во-вторых, превратив официальную идеологию ("марксизм-ленинизм") в квазирелигию, то есть выхолостив, извратив и умертвив подлинное содержание марксизма – так, чтобы получившаяся псевдорелигия могла выполнять обычную религиозную функцию духовного оправдания существующей власти и могла быть сведена к интеллектуально необременительной обрядовой стороне.

Следующим шагом могла стать только попытка "номенклатуры" превратиться в действительного собственника средств производства. И "номенклатура" этот шаг сделала – при Горбачеве и Ельцине.

Обновлено 21.01.2011 в 15:03 LLiiiSSiца

Метки: Нет Добавить / редактировать метки
Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для LLiiiSSiца
    о бюрократия, в отличие от других привилегированных классов, не бывает эффективной – и потому формирование нового класса собственников в постсоветских республиках на основе "номенклатуры" было худшим из возможных вариантов развития событий[29]. И именно поэтому постсоветская элита оказалась еще более паразитической и еще более неспособной, чем советская.

    Как известно, еще Троцкий предсказывал, что если советские бюрократы захотят передавать свой статус и свои привилегии по наследству, им придется отказаться от марксизма и превратиться из управленцев в частных собственников средств производства[30]. Так и произошло, естественно.

    Восленский еще в 1984 г. целую главку посвятил до сих пор "крамольной" теме превращения бюрократии в общественный слой, привилегии в котором передаются по наследству – детям и внукам ("Номенклатура становится наследственной")[31], привел большое число примеров и закончил вполне логичным выводом: "Правящий класс номенклатуры в СССР все явственнее начинает переходить к самовоспроизводству. Да, номенклатурная должность не наследуется. Но принадлежность к классу номенклатуры становится на наших глазах фактически наследственной"[32]. Но впрочем, Восленский издавал свою книгу в эмиграции и от воли советской (и постсоветской) бюрократии не зависел…

    Кстати сказать, тот факт, что советская бюрократия в послесталинский период перешла к конструированию себя как наследственно воспроизводящегося слоя, свидетельствовал именно о сворачивании вертикальной мобильности в обществе и исчерпании ресурсов хоть сколько-то эффективного управления. Л. Питер указывал, что относительно успешное функционирование западных бюрократий обеспечивается только наличием "классового барьера": бюрократическая пирамида распадается на две неравные части, и в широком основании пирамиды по иерархической лестнице восходят en masse выходцы из "подчиненного класса", а верхушка пирамиды зарезервирована, как правило, для выходцев из "господствующего класса". "Рассматривая пространство в нижней части пирамиды… с очевидностью устанавливаем, что ввиду классового барьера многие служащие никогда не смогут продвинуться достаточно высоко, чтобы достичь своего уровня некомпетентности… Следовательно, классовый барьер служит гарантией, что в низших звеньях иерархии будет поддерживаться более высокая степень эффективности – какой нельзя было бы достичь в отсутствие этого барьера."[33] В советском случае такого разделения не было, "классовый барьер" отсутствовал, и любой бюрократ, независимо от своего происхождения, мог достичь своего уровня некомпетентности. К 80-м гг. XX в. этот процесс завершился, бюрократы в целом заняли свои места в соответствии со своим уровнем некомпетентности, что неизбежно должно было повлечь за собой и кризис управления, и экономический кризис.

    Мне уже приходилось писать о том, что бюрократ-буржуазия – это явление, типичное для постколониальных стран, где сначала колонизаторами была создана бюрократическая администрация, а после ухода колонизаторов эта администрация прибрала к рукам колониальную собственность[34]. В отличие от "нормальной" буржуазии, бюрократ-буржуазия в создании своей собственности не участвовала, с феодализмом не боролась, и потому не имеет никакого исторически прогрессивного прошлого. Неудивительно, что бюрократ-буржуазия прославилась чудовищным казнокрадством и коррупцией (Маркос и его семья на Филиппинах, Мобуту в Заире, Бокасса в Центральноафриканской республике (империи), Сухарто и другие генералы в Индонезии, Иди Амин в Уганде, династия Сомос в Никарагуа, династия Дювалье на Гаити, президенты на Кубе – вплоть до Батисты и т.д., и т.д.).

    Наша, отечественная коррупция, таким образом – естественное явление. И она неустранима, поскольку напрямую связана с тем, из какого социального слоя и каким путем сформировался существующий правящий класс. Вернее, она устранима только вместе с этим правящим классом.
  2. Аватар для LLiiiSSiца
    Тупик экономического детерминизма

    Специфическая особенность реформ 90-ых годов состояла в том, что реформы в сфере экономики проводились опережающим порядком по отношению к реформированию других сфер жизни общества и государства. Это было обусловлено тем, что наиболее активную и подготовленную часть команды президента Ельцина составляли управленцы и экономисты, приверженцы экономического детерминизма. Воспитанные на историческом материализме реформаторы были искренне убеждены в том, что сначала следует реформировать экономику, перейти от административно-плановой к рыночной экономике. И это создаст условия для последующего выстраивания демократической политической системы. Однако недооценка необходимости наряду с экономическими реформами также политических и идейно-ценностных преобразований очень скоро сказалась как на судьбе самих реформаторов, так и стала причиной искажений не только результатов, но и целей проводимых экономических реформ.

    Состояние дел в политической, экономической, социальной и других сферах сегодняшней России, морально-нравственное и культурное состояние российского общества со всей очевидностью свидетельствуют о том, что экономический детерминизм продемонстрировал свою неадекватность и неспособность обеспечить вывод нового российского государства из унаследованного от советской империи кризиса. После непродолжительного демократического просвета начала 90-х годов Россия вернулась в тупиковую кризисную ситуацию, во многом подобную той, что сложилась перед распадом советской империи. Выход из этого тупика сегодня невозможен без демократических преобразований в политической сфере.

    Бацилла политической коррупции

    Тенденция деформации конституционной модели демократических политических и государственных порядков, установленных Конституцией России 1993 года, проявилась в деятельности российской власти достаточно быстро после ее принятия. Это было обусловлено перерождением совершивших революцию политических сил в правящий номенклатурно-олигархический режим и размежеванием дорвавшейся до власти теперь уже российской номенклатуры с демократическим движением. Переломным моментом, резко ускорившим процесс размежевания, стала начавшаяся в конце 1994 года чеченская трагедия.

    Стремясь дистанцироваться и обезопасить институт президентской власти от пока еще недостаточно эффективной и качественной, но вполне реальной политической конкуренции, команда президента Ельцина стала позиционировать и задействовать этот институт в качестве самостоятельного и непосредственного субъекта российской политики. Такой лишенный опоры на реальные политические и общественные силы субъект неизбежно стал использовать административный ресурс власти для обеспечения своей самодостаточности в достижении политических целей, что и представляет собой политическую коррупцию.

    Бацилла политической коррупции была занесена в российский политический организм в парламентско-президентском избирательном цикле 1995–1996 годов. Но окончательно политическая коррупция стала основным движущим механизмом российской политики как закономерное последствие проведенной в конце 1999 начале 2000 года операции «преемник», в результате которой к власти пришла команда Путина.

    Стремление сохраниться во власти даже «во имя общественного блага» любой ценой и средствами, исповедуя заимствованный большевиками у иезуитов принцип «цель оправдывает средства», неизбежно приводит к подавлению политической конкуренции и ее замещению политической коррупцией.

    Судебная контрреформа

    Незавершенность судебной реформы и фактически начавшаяся с середины 90-х годов контрреформа обуславливают то, что действующая сегодня в России судебная система не способна осуществлять объективное, беспристрастное и справедливое правосудие, выполнять функцию главного арбитра в разрешении всех политических, социальных и экономических споров и конфликтов. Разворот судебной реформы в обратную сторону начался уже в период работы Государственной Думы первого созыва не без участия президентской администрации.

    Депутаты Государственной Думы первого и последующих созывов из числа бывших сотрудников карательно-охранительных органов государственной безопасности и внутренних дел, советской прокуратуры и суда начали необъявленную публично, но от этого не менее агрессивную контрреформу.

    В лучших советских традициях судебная власть поставлена на службу правящему режиму, в нарушение принципа разделения властей находится в зависимости от президентской и исполнительной власти и используется для их ограждения от социальных и политических протестов. Одна из ключевых проблем судебной системы состоит в ее «человеческом качестве», в неудовлетворительном профессиональном, моральном и нравственном состоянии судейского корпуса, в котором распространена зараза корыстолюбия и коррупции, готовность осуществлять правосудие не по закону и справедливости, а исходя из политической целесообразности и по «телефонному праву». И до тех пор, пока судебная система России будет находиться в таком состоянии, ни о каком демократическом и правовом государстве и рыночной экономике речи идти не может.

    Рецепты политической хирургии

    Исходя из приведенного анализа, в качестве первоочередных мер, которые следует реализовать после неизбежного крушения правящего авторитарно-клептократического режима, можно предложить следующее.

    Профессиональная люстрация государственного аппарата — запрет на работу на государственной службе тем, кто при прежних режимах занимал должности, уровня принятия, непосредственной подготовки и согласования государственных управленческих решений. При этом должна быть проведена смена кадрового состава правоохранительных органов и спецслужб. И обеспечена законодательная защита неполитической части государственного аппарата от любого политического влияния.

    Реформирование судебной системы отмена всех законодательных установлений, противоречащих концепции судебной реформы 1991 года, и доведение судебной реформы в этой концепции до конца. При этом должна быть проведена замена судейского корпуса за счет привлечение на начальном этапе на должности судей всех звеньев судебной системы, прежде всего, адвокатов и юристов из негосударственных структур.

    Восстановление политической конкуренции — отмена всех законов, ограничивающих создание и деятельность любых политических партий и общественных объединений, кроме антиконституционных, и формирование политических и общественно-политических блоков.

    Ликвидация «избирательной власти» — отмена всего действующего избирательного законодательства. При этом возможна передача функций по формированию избирательных комиссий, кроме центральной, судебным инстанциям после замены судейского корпуса и формирование состава избирательных комиссий по принципу «присяжных заседателей».

    Восстановление информационной конкуренции — сокращение до минимума количества государственных и аффилированных с властями всех уровней СМИ, создание общественного телевидения и радиовещания при сохранении только одного государственного телевизионного канала и одной государственной радиостанции и исключительно на федеральном уровне.

    Создание специального государственного органа по борьбе с коррупцией вне системы органов исполнительной и законодательной власти и полная реализация всех установлений Конвенции ООН против коррупции 2003 года и конвенций Совета Европы об уголовной и гражданско-правовой ответственности за коррупции 1999 года.

    Автор — Юлий Нисневич, профессор НИУ ВШЭ и РУДН
  3. Аватар для LLiiiSSiца
    Пенсионная афера: тысячи россиян могут остаться без пенсий
    Вести.Ру, 14 часов назад



    Государственный пенсионный фонд потребовал ужесточить ответственность негосударственных фондов, чтобы прекратить целую волну мошенничества, которая прокатилась по всей России. Жертвами аферы уже стали тысячи людей. Все они внезапно узнали, что их накопления переведены в частные пенсионные фонды. Уже установлено, что документы подделывали пачками, но ущерб от этих махинаций еще только предстоит подсчитать.

    Эту странную аферу в негосударственных пенсионных фондах кражей просят не называть. Относительно честный способ отъема денег не новый, и деньги будто бы не воруют — их просто переводят со счета на счет без ведома их владельца. Только за последние две недели в Государственный пенсионный фонд пришло три с половиной тысячи жалоб.

    «Мне пришло не одно письмо, а два. Из них следовало, что заявление я подавала не один раз, а дважды», — рассказывает пострадавшая Елена Натметдинова.

    Никаких заявлений на изменение способа управления пенсионными деньгами Елена никогда не писала, но ее деньгами с недавних пор управляет негосударственный фонд «Благосостояние». Если верить заказным письмам, Елена этого добивалась упорно. И в результате добилась. «Я 8 декабря якобы подала заявление. Но его не одобрили, потому что оно было написано с нарушениями. Но я не остановилась на этом и 31 декабря подала новое заявление. Его удовлетворили», — говорит Елена.

    Точно также удовлетворили просьбу Андрея Реута. Сам заместитель главного редактора «Известий» с просьбами никуда не обращался. Но заказное письмо на руках, а значит — вопрос решенный.

    «Сначала это был шок! Когда я получал „письма счастья“ от пенсионного фонда, они мне грели душу. И я не отдавал деньги частным фондам, не потому что я несознательный молчун, а потому что прекрасно понимаю, что частные фонды их прокрутят и украдут», — говорит Андрей Реут.

    Негосударственные пенсионные фонды теперь берут штурмом. Все попытки получить объяснения терпят фиаско. В фонде «Норникель», на который поступило полторы тысячи жалоб, людям не хотят показывать заявления, якобы ими же и написанные.

    Факт мошенничества в негосударственных пенсионных фондах подтверждают, но кто мошенник, пока не известно. По официальной информации Государственного пенсионного фонда, виновны, возможно, агенты — те, кто за вознаграждение, вербует новых клиентов, находит способы их убедить, что деньги лучше хранить в негосударственном фонде. После заключается договор, пишется заявление, и деньги переводят. Общая сумма переведенных таким способом накоплений — 3 миллиарда 600 миллионов рублей.

    «Конкуренция на рынке пенсионных накоплений обострилась, — отмечает заместитель председателя правления Пенсионного фонда РФ Николай Козлов. — Соответственно многие негосударственные пенсионные фонды и агенты, которых они уполномочивают, переходят черту дозволенного — просто подделывают подписи и незаконно переводят средства пенсионных накоплений граждан ».

    Провернуть операцию просто — базу данных клиентов ПФР можно купить практически на любом городском рынке.

    К негосударственным фондам — тоже немало вопросов. Получается, что странные заявления от агентов они брали, не сверяя подписи. Как раз за это придется заплатить. Всем, кто не желает сотрудничать с негосударственными компаниями, государственный пенсионный фонд предлагает написать отказ от услуг. А значит деньги, потраченные на агентов, были потрачены зря. Есть ли мошенники внутри самой структуры, выяснить еще предстоит.

    «По факту каждого нарушения, недобросовестной работы агента, а тем более менеджера, мы принимаем кадровые решения, — уверяет пресс-секретарь Негосударственного пенсионного фонда ''Норильский никель'' Ирина Цытович. — Далее передаем эти материалы на рассмотрение в правоохранительные органы».

    Кого именно успели уволить и сколько сомнительных дел, сейчас изучает полиция. «Норильский никель» уже принес свои извинения: «Фонд ведет ежедневный мониторинг сложившийся ситуации, проводится комплексная работа по оптимизации деятельности продающих и проверяющих подразделений Фонда, внедрено новое программное обеспечение, расширен штат службы безопасности».

    НПФ «Благосостояние», на который жаловалась Елена, извинений не приносит и отказывается от комментариев. Чтобы отказаться от услуг самого фонда, придется помучаться. Нужно не просто написать заявление, а доказать, что прошлое заявление недействительно, подпись не ваша, паспортные данные украдены, а вы ни при чем. Срок рассмотрения каждого документа — месяц
  4. Аватар для LLiiiSSiца
    21 февраля 2011, 13:10Сергей Оболенский
    Министр Кудрин выступает за повышение пенсионного возраста
    В России нет ресурсов для сохранения нынешней пенсионной системы, признал вице-премьер Алексей Кудрин на Красноярском экономическом форуме. Глава Минфина вновь поднял вопрос о повышении пенсионного возраста, несмотря на протесты партии власти
    Текст
    Комментарии (1052)

    Министр финансов Алексей Кудрин настаивает на повышении пенсионного возраста. Фото: Дмитрий Алешковский/BFM.ru

    Современная пенсионная реформа России не сбалансирована и негативно влияет на стратегические решения государства. Такое заявление сделал глава Минфина Алексей Кудрин, выступая на Красноярском экономическом форуме.

    Министр был вынужден признать: правительство отклонилось от государственных стратегических целей, когда принимало новый формат пенсионной реформы и постоянно повышало пенсии.

    «Да, мы решили благородную задачу. Мы существенно уменьшили бедность среди пенсионеров. У многих из них пенсия стала выше. Но мы не сбалансировали ее [пенсию] необходимыми изменениями реформы самих пенсионных прав», — цитируют информагентства Кудрина.


    Алексей Кудрин подчеркнул: «Сегодня половина всех пенсионных назначений прошлого и этого года — это будут пенсии до пенсионного возраста, то есть это льготные пенсии по разным категориям граждан». Сейчас в России пенсионерами становятся и в 40-50 лет, сказал министр, и «эта ситуация не похожа ни на одну современную страну».

    В России больше нет ресурсов для сохранения нынешней пенсионной системы, констатирует Кудрин. Один лишь факт увеличения с 1 января 2011 года страховых взносов для бизнеса с 24% до 36% служит тому подтверждением, подчеркнул глава Минфина.

    Кроме этого, министр напомнил, что дефицит бюджета Пенсионного фонда (ПФР) по-прежнему остается на уровне миллиарда рублей. Средств федеральной казны на латание дыр ПФР не хватит: дефицит федерального бюджета по итогам 2010 года составил свыше 1,7 трлн рублей, или 3,9% ВВП. По прогнозам Минфина, при цене на нефть в 75 долларов за баррель, дыра в федеральной казне в этом году составит 3% ВВП.

    Впрочем, ни повышение страховых сборов (по расчетам Центра стратегических разработок, собираемость страховых сборов в 2010 году по сравнению с 2009 сократилась вдвое), ни федеральные деньги, ни даже средства Резервного фонда (по оценкам экспертов, к началу 2012 года запасы будут на нуле), не смогут решить проблему пенсионной системы.

    По оценкам рейтингового агентства Standard & Poor's, уровень пенсионных расходов российского правительства к 2050 году увеличится до 18,8% (в 2010 году этот показатель составлял 9,4%). Зарубежные аналитики отмечают, в России отмечен «средний» уровень расходов на выплату пенсий среди стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), но при этом размер индивидуальной пенсии «очень низкий» — порядка 100 долларов.

    Реформа пенсионной системы в России пока не подтверждает свою эффективность, констатируют эксперты. В первую очередь проблема заключается в относительно мягких правилах, определяющих круг получателей пенсии, и низком фактическом возрасте выхода на пенсию (мужчины в 60 лет, женщины в 55 лет). Усугубляет проблему то, что работники-участники программы пенсионных накоплений не выбрали частную управляющую компанию для обслуживания своих счетов.

    Алексей Кудрин считает, что решать проблему пенсионной системы в первую очередь необходимо за счет повышения пенсионного возраста. Министр финансов, являющийся сторонником столь непопулярной в обществе меры, в очередной раз заявил: «Сейчас встал вопрос изменения пенсионного возраста, хотя со мной не согласны партия власти и некоторые политики», — подчеркнул Кудрин.

    Ранее, напомним, он предлагал раз в год повышать пенсионный возраст на 0,5-1 год. Его идею приняли в штыки «Единая Россия», «Справедливая Россия» и «Яблоко». Глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина тоже не поддержала коллегу. «Нельзя принимать идею, которая отторгается обществом», — заявила она в конце 2010 года.

    В экспертном сообществе существует несколько точек зрения на проблему повышения пенсионного возраста. «Дело в том, что сегодня мужчины выходят на пенсию в 60 лет, но при этом средняя продолжительность их жизни — 62 года, — отмечает директор Института социальной политики и социально-экономических программ ГУ-ВШЭ Сергей Смирнов. — Увеличение для них пенсионного возраста на год — это цинично, несмотря на любое экономическое обоснование».

    По словам экономиста, в случае повышения пенсионной планки для женщин — другой сюжет. Так, по его мнению, эта идея не должна вызвать резкого отторжения. «Средняя продолжительность жизни женщин в России — 70 лет, но они выходят на пенсию в 55 лет, при этом, у них страховая часть пенсии меньше, чем у мужчин. Это связано с декретом и больничными», — отмечает Сергей Смирнов.

    Эксперт считает, что в нынешних условиях, когда пенсия зависит от отчислений в ПФР, властям имеет смысл не повышать пенсионный возраст, а минимизировать свои социальные обязательства. «Уменьшать выплаты не за счет ПФР, а за счет перекладывания части ответственности на самих граждан», — говорит Смирнов.

    Заместитель директора Независимого института социальной политики Лилия Овчарова разделяет мнение Кудрина о повышении пенсионного возраста, но аргументы у нее иные: «Я отношусь к тем экспертам, которые давно заявляли о неадекватности нынешнего установленного пенсионного возраста. Показатель средней продолжительности жизни в нашей стране низкий, потому что высок уровень детской смертности. Это — тревожный демографический показатель, но он не относится к пенсионным расчетам».

    По ее словам, нынешний пенсионный возраст был установлен еще в 30-е годы, но тогда люди начинали трудовую биографию на семь лет раньше. Лилия Овчарова подчеркивает, что сейчас общество стоит перед выбором: или рано выходить на пенсию при низком уровне самой пенсии, или поздно, но при высоком уровне пенсии. «В целом, власти должны были ставить вопрос о повышении пенсионного возраста еще 15 лет назад, общество нужно было подготовить, — рассуждает экономист. — Если, например, сейчас правительство примет решение увеличивать пенсионный возраст с 2012 года, то это вызовет социальную напряженность в обществе».
  5. Аватар для LLiiiSSiца
    Отстаивающих права отсекут от судов рублем
    BFM.RU, 11 часов назад



    Президиум высшего арбитражного суда России (ВАС) в четверг, 12 мая, рассмотрел законопроект, призванный оптимизировать нагрузку на судей. Для этого, в частности, предлагается существенно повысить госпошлину по налоговым делам в вышестоящей инстанциях. Эксперты опасаются, что это может ограничить доступ граждан к правосудию.

    Подготовить комплекс мероприятий по снижению нагрузки на судей арбитражных судов поручил президент России Дмитрий Медведев в ходе своего визита в ВАС в ноябре 2010 года.

    По словам председателя ВАС Антона Иванова, согласно научным нормам, судья должен рассматривать около 16 дел в месяц. Однако данные статистической отчетности свидетельствуют о том, что желаемое далеко от действительности. В 2010 году средняя нагрузка на судью составила 52 дела, а в арбитражах Москвы и ряде других регионов служители Фемиды вообще слушали по сотне дел в месяц.

    Чтобы разгрузить судей предлагается, в частности, повысить госпошлину, взимаемую при подаче заявления в суд. Отметим, что сейчас при обращении в вышестоящие инстанции она составляет 50% от первоначальной.

    Пошлина влетит в копеечку

    Разработанный проект предусматривает, что при подаче апелляционной жалобы на решения или постановления арбитражного суда (а также на определения суда о прекращении производства по делу, об оставлении искового заявления без рассмотрения, о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейского суда, об отказе в выдаче исполнительных листов) придется заплатить 150% от суммы первоначальной пошлины.

    Подача кассационной жалобы обойдется уже в 170%, а надзорной — и того больше, в 200 или в 250% (проект предусматривает два варианта). Получается: есть если сейчас максимальная пошлина при подаче иска в арбитраж составляет 200 тысяч рублей, то после принятия закона она может превысить полмиллиона.

    ВАС также предлагает увеличить пошлину по делам, связанным с начислением налогов, сборов, пошлин, страховых взносов, таможенных платежей, а также недоимок, пеней и штрафов. До сих пор за обжалование решений госорганов компании платили 2 тысячи рублей, так как эти споры считались неимущественными. В проекте же предлагается определять размер госпошлины в зависимости от оспариваемой суммы, как это делается по имущественным делам. Так, минимальная пошлина составит 2 тысячи рублей (в случае оспаривания сумм до 100 тысяч рублей), а максимальная — 200 тысяч (при оспаривании начислений свыше 2 млн рублей). Соответствующие изменения предлагается внести в Налоговый кодекс.

    Помимо этого, ВАС предлагает провести эксперимент. Его суть заключается в том, что любой судья, рассматривающий дело, вправе направить в Высший арбитражный суд запрос, если увидит неопределенность в применении или толковании нормы права. После этого он вынесет решение уже с учетом разъяснений ВАС. Эксперимент рассчитан на три года. А поправки планируется внести в Арбитражный процессуальный кодекс.

    Эксперты беспокоятся о правах граждан

    Комментируя предложенные нововведения, эксперты высказали опасения, что некоторые из них могут ограничить доступ граждан к правосудию. «Добиваться снижения нагрузки на судей нужно не увеличением госпошлины за обжалование судебных актов, а путем повышения качества работы налоговых органов», — отреагировал на нововведение старший партнер коллегии адвокатов Lex Collegium Александр Железников. «Это попытка отсечь граждан от необходимости идти в вышестоящие судебные инстанции», — уверен он.

    С ним согласен и партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Дмитрий Терентьев, который констатирует, что налоговые органы, в отличие от граждан и организаций, госпошлину не платят. Ему вторит управляющий партнер адвокатского бюро «Коблев и партенры» Руслан Коблев. По его словам, налоговики практически никогда не признают свои ошибки во внесудебном порядке и «у добросовестных налогоплательщиков остается лишь один выход — идти в суд». Адвокат предположил, что с помощью увеличения пошлины, разработчики законопроекта, возможно, преследовали цель избавиться от мелких дел. «С одной стороны это разгрузит суды, а с другой — как гражданам отстаивать свои права?» — недоумевает эксперт.

    Старший юрист аудиторско-консультационной фирмы «Грант Торнтон» Тамара Сивак, в свою очередь, напомнила, что граждане или юрлица могут оспорить решения налоговиков не только в суде, но и в вышестоящем налоговом органе. «Возможно, инициатива ВАС приведет к тому, что большее количество дел будет разрешаться в административном порядке», — сказала она BFM.ru.

    О судебных экспериментах

    Что же касается экспериментальной инициативы ВАС, то она вызвала у экспертов только положительную реакцию.

    По словам Дмитрия Терентьева, данная инициатива действительно будет способствовать формированию единообразия судебной практики и способствовать снижению нагрузки на судей. Он отмечает, что когда по одному спору иск предъявлен к нескольким ответчикам, разные судьи в суде первой инстанции нередко выносят прямо противоположные решения. «Судьи и без того общаются со своими коллегами из вышестоящих инстанций, советуясь по поводу принятий решений, — пояснил BFM.ru Терентьев. — Неофициально всегда так было, несмотря на формальную независимость судей». Теперь же такое общение просто хотят закрепить законодательно.

    В четверг члены президиума обсудили внесение изменений всего в девять федеральных законов. Некоторые участники заседания предложили исключить из АПК норму о договорной подсудности, позволяющую сторонам договора рассматривать споры в определенном суде. «Можно было бы полностью отменить, но это не пройдет в Госдуме, потому что крупные компании хотят судиться в Москве», — пришел к выводу глава ВАС Антон Иванов.

    После обсуждения законопроекта его принято было направить на доработку. После повторного изучения, сроки которого еще не определены, документ будет направлен на утверждение в Госдуму.

Как получить военный билет? Как получить белый билет?
Косить от армии или купить военник? - ответы на вопросы уже есть, читайте на форуме.

Рейтинг@Mail.ru