Бесплатные телефонные консультации для призывников Москвы и Петербурга
RSS лента

Мумс

Сыновья, сыночки...

Оценить эту запись
Сообщ. от Оля-Тим

Её мальчику две недели.
Она склоняется к колыбели
И все слушает, как он дышит.
За спиной говорят:
«Вот глупая, так и льнёт к нему,
Не отходит, никого не видит и,
Уж точно, не слышит.
А она им всем: «Вы и не жили,
Если вам не знакома
Сладость дыханья таких мальчишек.
Нет, ну правда, на самом деле».
И ей кажется, что самой ей
Никакие не тридцать лет,
А лишь две золотые недели.
Она кружит мальчишку в берёзовой роще
И наверх обращается:
«Боже, боже, ну за что мне такой красивый ребёнок!»
А щербатое детство вовсю хохочет...
Обернётся она на знакомый голос,
И мужчина, который копия мальчик,
На плечах у которого, словно галстук,
Развеваются мокрые колготки,
Улыбнется:«Как хорошо, что нас трое»...

Она зажмурит глаза и подумает: «Господи, ну за что же мне счастье такое!»

Её мальчик слезами на клавиши каплет,
И в груди тотчас рвётся важное что-то.
Эти моцарты, григи, шопены и листы...
Этот дурацкий, ненужный, безумный опыт...
Все сольфеджио и концертмейстеры
Ну их к черту, ей пианист не нужен...
Ни Ван Клиберн, ни Лобачевский, Невский, Путин, Кюри, Бестужев...
Лишь бы только мальчик не плакал, лишь бы не умирать от жалости...
Он ей шепчет: «Пожалуйста, не пойду туда больше»,
А она прижимает к себе головку:
«Не ходи туда больше, пожалуйста»...
Он- пятнадцатилетний ёжик.
Ей хотелось, чтоб навсегда вместе, чтоб в охапку, чтобы в обнимку.
Хоть в какую-нибудь Анапу, Гагры, Сочи, иную чужбинку...
Но... он, молча уходит из-под ладони,
У него футболы и рок-н-ролы,
У него большие на жизнь планы,
Он от неба не ждет никакой манны.
Он все сделает так, как сам захочет,
Он любовь ее пронесет сквозь жизнь, между прочим.
Между верой и отчаяньем, между радостями и печалями.
А пока на макушке растут иголки,
И ей верить не хочется, что в любви ее – ну совсем никакого толку.
Ее мальчик в Андах и в Альпах.
Ее мальчик вырос в героя.
Ей бы им гордиться-хвалиться,
А она не знает покоя.
Ему достаются вершины мира,
Моря-океаны, близи и дали.
Ей – глобус усеивать флажками,
Вешать на стену вымпелы да медали.
Он, верно, целует заморских женщин,
Ей это не больно и не ревниво.
А самой все отчаянней хочется видеть
Колготки внуков на шее у сына.
Только однажды, бессонной ночью
Она подскакивает в кровати.
Ей снится маленький ежистый мальчик,
А сердце колотится так некстати...
Она уже слышит звонки в прихожей,
Но ищет таблетки и теплую юбку.
Сжимает в горсти пузырёк с лекарством,
Идёт к аппарату и... первый раз в жизни
Боится поднять телефонную трубку.
Её мальчику с чем-то там тридцать,
Он сидит на больничной постели.
Беззащитен и безоружен,
Как в той маленькой и далёкой детско-песенной колыбели.
Он острижен и перевязан,
Он такой же, но слишком ранен,
Слишком бледен, слишком потерян.
Она замирает в дверном проёме...
Словно, у важной какой-то грани.
Ей так страшно к нему прикоснуться.
Он всё тот же выросший ежик...
Вдруг... сейчас уберет ее руку,
Вдруг... попросит ее удалиться.
Что ж ей сделать такого, что же...
Шаг навстречу, микрон движенья,
Подзывает её рукой...
На ватных ногах подходит, садится на край постели, головы касается головой.
И! Он- снова ее мальчик!
Тот, который в берёзовой роще...
Тот, который слезами по клавишам.
Тот, который из-под ладони.
Тот, который в Андах и Альпах.
Тот, который всегда будет.
И никто сильнее не любит:
Ни в Париже, ни, что там, в Москве.
Он сидит, не шелохнётся,
Кулаком вытирает слёзы.
Она гладит его по замшевой голове…
Метки: Нет Добавить / редактировать метки
Категории
Без категории

Комментарии

Как получить военный билет? Как получить белый билет?
Косить от армии или купить военник? - ответы на вопросы уже есть, читайте на форуме.

Рейтинг@Mail.ru