Бесплатные телефонные консультации для призывников Москвы и Петербурга
RSS лента

Приглашаю посетить WELCOME

ВОСПОМИНАНИЯ О СЛУЖБЕ (моя повесть)

Оценить эту запись
/////1 Введение или дорога в Армию.
Закончив институт, я надеялся что мне присвоят звание ведь не даром же у нас была военная кафедра. Но мой поход в военкомат закончился банальной повесткой: «Явиться … мая 1984 года по адресу … Иметь при себе: кружку, ложку, бритвенный станок, …». Список довольно длинный, естественно ни каких колюще режущих предметов и спиртного. Приписка по здоровью у меня была к ВДВ. С одной стороны моя ещё не выветрившаяся романтика, с другой стороны беспокойство и слёзы матери перед страшным словом «Афган», откуда уже потоком шли не только «200», но и «300» (искалеченные на всю оставшуюся жизнь молодые пацаны).
Весьма скучное прощание с бесконечными родственниками. Их наставления

Немного веселее прощание с сокурсниками и одноклассниками, некоторые из которых к тому времени уже успели отслужить. Ну естественно страшилки насчёт еже ночного подшивания подворотничков «дедам», «дембелям» и кому-то там ещё. Чистка чужих блях и сапог как минимум первые пол года. Затем «перевод» ремнём в следующую касту армейской иерархии. Смешное слово «черпак», не правда ли? Я был настроен весьма серьёзно потому что уже тогда был КМС (кандидатом в мастера спорта) по мало кому известному в те годы виду восточных единоборств под таинственным названием КАРАТЭ.
Моё «Посмотрим ещё кто кого» внушало многим оптимизм. Прощание с многочисленными самыми модными аудиозаписями, сделанными буквально на днях у друга одноклассника (ему армия не светила. Мать у него умерла, отец где-то давно бегал от алиментов, а воспитывала его старенькая бабушка) в его подпольной студии записи. Магнитофон надрывался всю ночь, принося некоторые неудобства соседям. Но мне в общем то было как-то всё равно так как было ещё не известно, вернусь ли я домой через 2 года. Запись в блокнотик адресов (в том числе и девчячих).
Утром проверка на скорую руку здоровья в Районном военкомате. Сильный выхлоп практически у всех призывников никого не волновал. Шмон вещмешков и карманов, который естественно не мог выявить ничего запрещённого. Распитие в туалете из горла бутылки дорогого армянского коньяка в шесть рыл с малознакомыми пацанами из района. Казённый автобус отвёз нас на Центральный сборный пункт на Угрешке (ул. Угрешского). Опять безуспешная попытка проверить здоровье теперь уже призывников со всей Москвы. А плевать мы уже хотели на здоровье. Опять пили то с одними, то с другими в туалете. Теперь уже и знакомились на месте. Было не до деликатностей и мелких разногласий в прошлом между разными районами Москвы. Теперь мы все одинаковые (солдаты) и возможно нам предстоит служить вместе в ближайшие 2 года (или 3, если угодишь в ВМФ). Уже здесь приходилось потихонечку начинать привыкать к армии – приём пищи не когда хочется, а когда разрешат, про туалет строем по 15-20 человек под присмотром сержантов покупателей. Сидим все в одной большой комнате куда периодически заходят покупатели (офицер и сержант) с нашими делами. На выкрики фамилий моряков практически никто не откликался, оно и понятно кому охота служить 3 года вместо 2-х. Приходилось матросу (какой-то там статьи) бегать между рядами и пытаться по фотке найти отобранного офицером в команду. Надо сказать что это почти безуспешное занятие. На вопрос «Фамилия», спрашиваемый с издёвкой отвечал «Иванов», «Сидоров» или «Пупкин».
И вот дошла очередь и до меня. За столом сидел кэп (капитан). Но странно, на плечах погоны с голубыми просветами (ВВС или ВДВ), а на чёрных петличках ХИМЗАЩИТА?! Планки на левой стороне его кителя индитефикации никак не поддавались, но их количество весьма впечатляло к его возрасту (на вид не более 35). Ст. сержант выглядел не менее загадочно. Погоны и петлицы чёрного цвета «СВЯЗЬ», но на груди справа среди прочих значков «за 10прыжков с парашютом».
Мой интерес рос с каждой минутой. Из под заглаженного отложного воротничка (а связисты точно застёгнуты под горло) торчала тельняшка. А вот берета не было и в помине, его заменяла уже выцветшая панама (такие я видел в фильмах про погранцов). Со слов, беседовавших с кэпом ранее из МОЕЙ команды, это ГРУшник из учебки из-под Баку. «Значит всё таки Афган» посетила меня не радостная мысль.
От грустных мыслей меня оторвало появление в дверях моего отца. Я аж подпрыгнул выделившись из общей толпы. Он показывал мне условными знаками что всё в порядке и это МОЁ. Буквально тут же прозвучала моя фамилия и я, ответив «да», стал продираться сквозь толпу к столу. Вопросов кэпа я толком уже не помню. Что-то об образовании, родственниках, увлечениях, … Кэп внимательно слушал мои ответы и делал какие-то пометки в тетради на отведённой для моей фамилии страничке. Эх, дорого я бы сейчас дал чтобы взглянуть на своё первое армейское досье. Его тихий отрывистый голос уже начал меня располагать к нему. Наконец допрос окончен. На мою попытку задать ответный вопрос, последовало с опережением «Запомни № команды. На все вопросы отвечу позже» и он выкрикнул следующую фамилию. Не смотря на возражения Ст. сержанта, я всё же подошёл к отцу. Рукопожатие без всякого слюнтяйства. И опять отрывистые ответы шёпотом на ещё не заданные вопросы. «6 управление (о знаменитой «9» КГБ я слышал) ГРУ – радио шпионаж. После учебки распределение по всему Союзу, возможно даже за Границу. Твои допуска и характеристики позволяют. ТОЛЬКО НЕ ПЕЙ (до армии я не увлекался спиртным, так пивко иногда, да по праздникам за столом. А в тот день я уже был изрядно навеселе). Всё что смог (каким-то неизвестным образом он договорился о моём распределении). Это Володьке из твоей команды.» Он сунул мне в руки свёрток, чётко развернулся, подал знак «всё в порядке» и исчез за дверьми комнаты.
Володька это один из 20 отобранных кэпом в команду. Он примерно на голову выше меня, да и кулачищи покрупнее мох будут. Тоже ВУЗовский технарь, боксёр, уже 24 лет, семейный. А радовался как ребёнок передачке от матери неизвестно какими путями попавшей к нему. Нет, он конечно же видел как незнакомый ему мужик передал, но откуда? Вскоре наша команда из 20 бойцов в сопровождении кэпа и Ст. сержанта бегом помчалась на улицу на перекур. Пока Ст. сержант с интересом и довольно тщательно обследовал наш не хитрый скарб на манер запрещённых вещей, кэп монотонно рассказывал о СПЕЦНАЗЕ к коему мы стали причастны с этой минуты. Далее опять бегом в спортзал, где мы расположились на еду и СОН до отправления поезда. Вернее всю ночь кругом было брождение перепивших до туалета и обратно, сопровождаемое матом тех, на кого они наступали по дороге. Духота несмотря на прохладность майских ночей. Запахи пота нескольких сотен тел, табачный и спиртовой перегар, отрыжка лука, чеснока и прочей еды, резины от кед. Бульканье прямо из горла тех, кто никак не мог НАЖРАТЬСЯ и кому предстояло провести на Центральном сборном пункте несколько дней. Чавканье ненасытных. Вряд ли возможно уснуть в таких условиях, но усталость

Среди ночи первая команда «Подъём!» Толи спросонок, толи после ещё не выветрившегося спиртного – не помню как очутились на Курском вокзале. И вот парадокс, сотовых телефонов в то время не было и в помине, но к кому-то из нашей команды прорвались родственники. Короткие обнимашки целовашки, естественно опять харчи в дорогу (ну как же ехать целые сутки). К первой платформе подали проходящий поезд. Сколько же раз я уезжал с этого вокзала к тетке под Тулу. Опять бегом грузимся в вагон. Пассажиры все мирно спят, но мы похоже перебудили всех пока не добрались до своих последних трёх плацкартных отделений. Звучит уже привычный спокойный но строгий голос кэпа «Запрещать ничего не буду (скорее всего он видел как передавали вместе с харчами и бухло, а может и ему что перепало), но если по приезде в часть хоть один будет в не адеквате – пострадают ВСЕ». С этими словами он вместе со Ст. сержантом расположился на нижних полках последнего третьего плацкарта, отрезав нас на сутки от внешнего мира. За нашими спинами оставались туалет и тамбур с тремя наглухо закрытыми дверьми, где мы могли хоть обкуриться. А ещё это был последний вагон и мы могли через дверь тамбура любоваться убегающей вдаль гражданской жизнью.
Ну как и положено мы опять начали пить. Причём наши молодые организмы напрочь отказывались пьянеть. Сказывался спортивный образ жизни в прошлом и обильная жратва (наши командиры предупредили, что в части ВСЕ продукты сразу летят в помойку). Только изредка мы перетаскивали отключившегося товарища отсыпаться в свободный плацкартный отсек между нами и нашими командирами. Не могу утверждать со 100% гарантией, но мне показалось, что перед тем как лечь сторожить нас, наши командиры тоже отметили отъезд. Весь следующий день мы пели под гитару песни «The Beatles», «Машины времени» и прочие модные и всеми знаемые песни. Благо среди нас был Женька Кот (это не кликуха, у него фамилия такая), профессиональный начинающий музыкант. Вторым увлечением которого была вольная борьба. Да и гитарой он мог помахать в случае чего не хуже Шаолиньского монаха. Всё бы ничего, но с бодуна очень хотелось пить, и песни способствовали.
Спиртного не осталось ни капли и к вечеру, напевшись и рассказав все анекдоты, мы сидя начинаем кимарить. 2 часа ночи. Приехали в Баку. Поезд стоит 2 минуты, поэтому не тратя время в прямом смысле первый раз в жизни «десантируемся» (дверь открыта, а спуск на лестницу так и не открыт). Ст. сержант в прямом смысле ловит неудачно прыгнувших, освобождая место для следующих. Не помню уже кто, под общий хохот крикнул «Первый, пошёл!» Группируюсь. Я на земле, подскок, ловко закидываю на плечо соскочивший и утянувший меня в сторону рюкзак. Реакции Ст. сержанта не хватило чтобы поймать меня. Я доволен собой. Некоторых Ст. сержант как мешки перекидывал в сторону. Громкий шлепок на полотно железки где буквально секунду назад стояли мои пятки. Поезд громыхнул сцепками и с диким скрежетом тронулся. Последним, уже на ходу, выпрыгнул кэп. Перекличка и вновь бегом в ночь. В неизвестность.
Попетляв минут 15 по узким улочкам типичного среднеазиатского городка, мы выскакиваем на вертолётную площадку. Когда бежали, краем глаза успел заметить красивую мечеть. Позже они мне успеют порядком поднадоесть. Плюхаемся внутрь «восьмёрки» (вертолёт МИ-8). Почему-то опять в голову лезут дурные мысли. Сейчас полетим ещё южнее, в Афган. Ну какой же я всё таки дурак – какой нафиг Афган. Мы в гражданской одежде, автоматов и прочей фигни нет, да и присягу ещё не принимали. Это я явно перегрелся. И действительно такой жары в Москве и в помине не было. Ладно, жару я вроде переношу нормально, ведь ездил же с родителями почти каждый год в Крым на Чёрное море. Баку тоже стоит на море, правда на Каспийском. Умудрился глянуть в иллюминатор. Увидел полукольцо огоньков внизу. Позже я узнал, что аэродром на краю Баку, а нам было в противоположную сторону. Полёт был не долгим, минут 10. Приземлились. «Восьмёрка» заглушила движок.
Кеп оказался с юморком и спросил: «Никого не укачало? Тогда спим дальше. Справа по одному …» Перед нами стоял типовой армейский автомобиль, трудяга ГАЗ 66. Мне повезло, моё место второе с краю. Это самое «блатное» место (напротив меня, тоже вторым с краю устроился Ст. сержант, лихо поставив сапоги на среднюю лавку. Кэп поехал в кабине) – и грязь в рожу не летит из-под колёс и дорогу отлично видно. Хотя что там смотреть?! Промелькнула пара маленьких построек в темноте. Что всё время попадается на глаза, так это работающие и полуразрушенные нефтяные вышки. Мы всё время едем практически по песку (тёмной полоски дороги не видно). Раз пять подбрасывает на ухабах, но тент приятно гасит кочки, а вот лавочки могли бы помягче сделать. Проклятый песок уже скрипит на зубах.
Прошло ещё минут 10 (я время забыл засечь когда садились в газон). Похоже опять цивилизация. Появилась асфальтовая дорога и справа и слева снова замелькали низенькие частные домики, утопающие в южных деревьях. Резкий тормоз и скрип открывающихся ворот. Сидевшие первыми к кабине естественно матернулись в адрес сидящих с краю. Это были ворота нашей части.

/////2 Знакомство с в/ч 012… или первые впечатления об армии.
Пожалуй начну свой рассказ с рисунка части. Заранее извиняюсь за слегка немасштабность.
Может по прошествии времени чего и забыл нарисовать, не обессудьте. Начальные пояснения ниже.

1 – главные ворота части для въезда/выезда автотранспорта
2 – запасные ворота части, открываемые по тревоге для более быстрого выдвижения техники
3 – запасные ворота части, ведущие к приёмо-передающему бункеру связи (антенным полям)
4 – общежитие семей прапорщиков и офицеров на 100 квартир
5 – сараи и гаражи семей прапорщиков и офицеров, живущих в общаге
6 – «Военторг», маленькая комнатка на 1-м этаже общаги метров 25 – 28 вместе с подсобкой
7 – летний открытый кинотеатр (обычные ряды скамеек и эстрада)
8 – деревянный одноэтажный клуб с нормальным закулисьем
9 – обычная веранда курилка человек на 15
10 – склад ГСМ (горюче смазочных материалов), пост № 3
11 – кирпичный туалет на 12 посадочных мест + наклонный жёлоб по всей длине
12 – кирпичная столовая на весь полк, столы длинные на 20 человек
13 – 18 – казармы личного состава (все разные, опишу позже) № 14 для 564 ОРСпН
19 – продуктово хозяйственные (не охраняемые) склады одноэтажные кирпичные
20 – ЧИПОК (солдатская чайная) работа ежедневно с12:00 до18:00, а по выходным с 9:00 до15:00
21 – не глубокий (около 2-х метров) и длинной 100 метров бассейн
22 – гордость части, десантно штурмовая полоса (занятия на ней многим позже спасли жизнь)
23 – малая спортивная площадка с турниками, брусьями и т.д.
24 – основная площадка для спортивной подготовки (проведения спаррингов например)
25 – сан часть, на 1-м этаже двухэтажного кирпичного здания, коек на 50, с изолятором, процедурными, даже операционная была (слава богу за мою службу никому не понадобилась)
26 – ШТАБ занимал весь 2-й этаж над сан частью, на 1-м только внутренний коммутатор и знамя
27 – вещевые (охраняемые ночью постом № 3) склады одноэтажные кирпичные
28 – караулка (собственно караульное помещение) где находится весь личный состав караула, а это по 2 часовых (бодрствующей и отдыхающей смен) + Нач. кар с разводящим. Всего 8 человек.
29 – свинарник и вообще хоз. двор (к осени 84-го только закончили третье здание)
30 – огромный технически ремонтный корпус со множеством мелких каморок внутри, 2 входа

Слева промелькнул огороженный сбитым из разнокалиберных досок жиденьким заборчиком ЦЕЛЫЙ САД фруктовых деревьев. Справа промелькнула типовая Хрущёвка (пятиэтажный 5подъездный дом). А мне здесь начинает нравиться. Ещё бы убрать песок и жару …
Резкий поворот и опять резкий тормоз. На этот раз мат сидевших у кабины был прерван резким окриком кэпа вылезавшего из кабины (если честно я не ожидал в нём таких резких перемен)
- Салабоны, здесь матом могу ругаться только я, и то редко.
- И я … попытался было открыть рот «дембель», но поймав взгляд кэпа оборвал свою хвастливую речь на полу слове.
- Командуй, Ст. сержант и кэп спрыгнул на землю с подножки на которой стоял.
Мы быстро выполнили команду Ст. сержанта «К машине справа по одному». Вот так неожиданность, ноги прилипли к расплавленному от жары асфальту. На встречу кэпу со стороны авто парка (и штаба кстати тоже) шёл ещё какой-то офицер с повязкой на рукаве. Они пожали друг другу руки.
- Во, «духарку» подогнал, завтра дрюкать начнём.
- Ты сейчас на доклад? Не забудь завернуть потом ко мне, посидим, расскажешь как столица, как бабы
и заржал диким армейским смехом.
- Сегодня «Синяк»? уточнил наш кэп.
- Он самый. В штабе дрыхнет. Значит жду.
Кэп закурил и пошёл по плацу в сторону штаба. Офицер направился к авто парку. Тем временем водила вылез из машины, зевнул, потянулся и обратился к нашему Ст. сержанту
- Сашок, курить охота, тряхни своих салабонов.
В ответ из нашей пока ещё толпы, но уже дружной послышалось явное недовольство.
- Ездить научись, баран. Людей как дрова возишь. Курить ему охота. Перетопчешься.
- Не понял?! Откель такое борзое салобоньё. Тебе скока служить, душара, а? и он сделал резкий выпад пытаясь напугать Женьку Кот.
- Два года. Спокойно ответил Женька и попросил подержать кого-нибудь из нас его гитару, изготавливаясь к рукопашной схватке. Вокруг уже грудились другие пацаны, готовые поразмяться после сидячей дороги и заступиться за друга.
- А ну ша! Смирно, петухи! прикрикнул Ст. сержант. – Вован, ты что забыл, что «духов» до присяги махать незя?! Хотя бывает, очень руки чешутся наказать за борзость. Мне ж за них старшина яйца оторвёт, да и тебе дембель срежут. Оно те надо?
- Да х** с ними. Мне через неделю домой. Вован злобно плюнул, поправил складку на х/б и снова уселся в кабину, чтобы отогнать на место свой ГАЗ 66.
- Товарищ сержант, а где здесь можно попить? В горле пересохло от жары и песок на зубах - прокашлял Серёга.
- Не, ну пиз**. Не доводите до греха, а не то прямо сейчас устрою Варфоломеевскую ночь. Во первых, СТАРШИЙ СЕРЖАНТ, не ты на меня лычки вешал, не тебе меня разжаловать, душара, заруби это себе на носу. Во вторых, это уже касается всех, МОЖНО Машку за ляшку. В армии надо спрашивать «разрешите», ещё раз услышу – накажу всех. А теперь так. Вон за ГСМом белеется параша, все бегом туда. По дороге выбросить в мусорку всю жратву из сумок. Курить можете по дороге, но ни дай ты бог я завтра найду хоть один бычок на дорожке. Через 5 минут отбой. Время пошло, душары!!!
Чевой-то армия мне уже разонравилась. Ежели здесь все начнут так обращаться с нами, то скорее всего сбудутся предсказания моих отслуживших друзей насчёт постоянного чесания кулаков в защиту собственного достоинства. Кто-то сдуру хотел расспросить Сашка (нашего Ст. сержанта) насчёт ГСМ и ЧТО именно нас ждёт завтра если мы по дорожке всё же понакидаем бычков, но мы поволокли его с собой чтобы не лишиться перекура вовсе и не ухудшать и без того испортившегося настроения Сашка. В принципе его понять можно, трое суток уже почти дома, а тут опять возвращаешься за забор, да ещё глупые вопросы задают непривыкшие к строгости армейской жизни пацаны старше его по возрасту. Мы, слегка понурые, уложились в 5 минут, отведённые Ст. сержантом Сашкой. Он со скрипом открыл дверь казармы Учебной роты (на рис № 18).
- Тихонько, как мышки. Кто будет топтаться как слон – завтра будет наматывать свой хобот на кегли, уловили?! Вы разведка, а значит Вы должны всё слышать и видеть, а Вас – никто. На 2-м этаже налево. Дебилов, путающих право и лево, надеюсь среди Вас нет? Пшли.
Как мы ни старались идти молча и тихо, всё равно каждый шаг гулко отдавался в пустынном помещении 2-х этажной казармы. Выйдя на «взлётку» (центральный проход в спальном помещении) мы сгрудились в ожидании следующего приказа. Мы уже начали осознавать, что делать что-либо без приказа себе дороже. Ст. сержант Сашка приложил палец к губам и показал знаками занять нам первые от стены 20 коек. Белья не было и мы повалились прямо на матрасы. С противоположной стороны, куда удалился Сашка, сначала раздались скрипы, а затем приглушённый шёпот. Разобрать слов было не возможно, но по количеству голосов их на противоположной стороне было не более 6 человек. Очень хотелось спать, но скрипы и всё нарастающее шушуканье на противоположной стороне «взлётки» вывели Володьку, лёгшего на койку рядом со мной, и он гаркнул в темноту слегка с хрипотцой
- Э, «старики», харэ пиз**!!! Спать охота. Ещё 2 года впереди.
Помня, что Ст. сержант Санька обещал устроить нам сегодня Варфоломеевскую ночь если мы не угомонимся, я ожидал начала репрессий. Но в казарме наступила гробовая тишина, только койки поскрипывали с обоих сторон и кто-то причитал во сне или уже храпел на нашей стороне.

Как получить военный билет? Как получить белый билет?
Косить от армии или купить военник? - ответы на вопросы уже есть, читайте на форуме.

Рейтинг@Mail.ru