Бесплатные телефонные консультации для призывников Москвы и Петербурга
RSS лента

Приглашаю посетить WELCOME

СМЕНА С ПРОВЕРЯЮЩИМ.

Оценить эту запись
Зима. Один час ночи. Укутавшись в тулуп, я сидел на полу своей наблюдательной вышки – вышки второго поста и ждал телефонного звонка из караулки. Скоро должна была выйти смена часовых, о чем бы меня известили по телефону, и с ее появлением окончился бы этот ужас. Ужас был в том, что на улице было -30 градусов мороза, а это настоящая морозилка, противопоказанная человеческому организму. Ноги, не смотря на валенки, задубели. Руки, на которых были меховые рукавицы, окоченели от холода. От моего дыхания меховой воротник тулупа в области носа покрылся ледяной коркой, царапающей лицо. Белые тулупы, в которых мы стоим на постах, очень теплые. Полы тулупа практически касаются пола, почти полностью закрывая ноги от холода, а воротник тулупа, если его поднять, полностью закрывает лицо. Но, не смотря на такой теплый тулуп, через час, проведенный на вышке, ты начинаешь зверски замерзать. Сколько я не приседал, сколько я не двигался взад и вперед, как обычно к концу своей смены на посту мое тело дрожало. Я никак не мог унять эту дрожь и мало того я начинал стучать зубами. По ощущениям я знал, что скоро должна уже выйти смена караула. Мое время стояния на вышке выходило и скоро меня должны были сменить. Надо еще потерпеть, еще чуть-чуть.

Из караульного помещения в сторону складов части вышла смена караула с проверяющим – оперативным дежурным майором Романовым. Об этом неприятном факте мне сообщили по телефону. Ну вот, только этого и не хватало. Смена постов под контролем проверяющего офицера затянется как обычно минут на 50, если не на больше. Так что в теплую караулку мы попадем теперь не скоро. Без проверяющего мы обычно менялись минут за двадцать, пренебрегая при этом уставом, потому что скорее хотели покинуть холодные посты. С проверяющим же все надо будет делать по уставу. Как мог я приготовился к проверке, попытавшись вспомнить, что там надо делать по уставу. Конечно, я не должен был знать секретную информацию о том, что смена с проверяющим, но кто докажет, что меня предупредили?

Увидев смену, приближающуюся к территории моего поста, я подал надлежащие команды:
«Стой, кто идет!»,
«Разводящий ко мне, остальные на месте!» Смена с проверяющим остановилась на месте. Разводящий отделился от смены и, зайдя в калитку, направился ко мне. Подпустив его поближе, я вылез их тулупа, оставив его на вышке новому часовому, и спустился вниз.

Разводящий сержант Мордованов был явно чем-то недоволен. Это я понял по его хмурому лицу. Пользуясь тем, что проверяющий остался со сменой за территорией поста, Мордованов, нарушая устав, с претензией обратился ко мне:
- Вася, почему ты не подал команду: «Продолжить движение»?
- А какое я имею право командовать сменой? – ответил я вопросом на вопрос.
- Ты разводящий, ты и командуй. – Сказал я уверенный в своей правоте.
- Но по уставу ты должен был подать эту команду. – Заметил мне Роман.

Немного поразмыслив и что-то вспомнив из положений устава, я согласился с тем, что облажался. Расслабились мы, меняясь до этого абы как! Вот и начали забывать, как надо меняться по Уставу.

Мордованов криком подозвал нового часового, и мы произвели смену часовых строго по уставу. Оставив нового часового карабкающимся на вышку, мы покинули территорию поста. Со второго поста мы пошли на самое крайнее хранилище осматривать слепки от печатей, висящих на воротах автомобильного бокса. Майор Романов с нами не пошел и потерялся где-то сзади. Возможно, он решил исподтишка понаблюдать за сменой. Но мы были начеку и все делали по уставу. Осмотрев слепки, смена на обратном пути наткнулась на майора, дожидавшегося нас на углу хранилища.

- Нападение на смену! – Громко произнес проверяющий.
- Что? – переспросил Мордованов.
- Нападение на смену! – Повторил оперативный дежурный вводную учебную команду.

Разводящий обернулся к нам и повторил:
- Нападение на смену!

Теперь нам следовало быстро рассредоточиться на местности. Я отпрыгнул влево и повалился на снег, готовя автомат к стрельбе. Мордованов, который шел впереди меня, отбежал вправо и тоже упал, высвобождая на ходу автомат из-за спины. Рядовой Ламна, идущий за мной, тоже отбежал вправо и упал на снег. А Янков, новичок караула, драпанул к кювету, расположенному вдоль дороги.

- Ложись! – гаркнул на него Ламна и тот упал, как подкошенный, так и не добежав до кювета.

- В общем – неплохо, - оценивающе проговорил майор Романов.
– Действуете быстро, только под стенку хранилища падать не надо, - посмотрел он на Ламну.

Мы поднялись на ноги, отряхнулись от снега и пошли дальше по маршруту. Проверяющий с нами. Подходим к территории третьего поста. Часовой безмолствует, хотя должен уже подать команду:
«Стой, кто идет!»
Смена подошла к калитке поста, и разводящий стал не спеша открывать ее, при этом сильно гремя калиткой, чтобы хоть так привлечь внимание часового, который возможно, что и уснул.

- Часовой что – спит? – спросил оперативный дежурный Мордованова.
- Стой, кто идет, - наконец-то невнятно пробормотал солдат.
- Чего?! – Не понял майор.
– Часовой, подай команду как надо! – Заорал на часового проверяющий.

- Разводящий – ко мне, остальные - на месте, - продолжал в том же духе часовой третьего поста.

Разводящий направился к наблюдательной вышке. Неожиданно Янков, стоящий последним в смене часовых, из-за наших спин быстрым шагом устремился за Мордовановым. Он должен был заступить на третий пост, но лишь тогда, когда разводящий примет доклад от старого часового. И лишь потом он подзовет нового часового и произведет смену часовых. От того, что мы давно уже менялись не по уставу, Янков сейчас и рванул за разводящим, чтобы поменяться побыстрей.

- Стой! – Крикнул я Янкову.

Янков остановился. Черт знает что в голове у этого солдата. Объясняли ему до этого, как надо меняться по уставу, а он, как на зло, выкидывает такие номера. Янков одним из первых среди новых духов вошел в состав караула. Одновременно с ним попал в караул и дух Исаев, которого он сейчас должен был заменить на третьем посту. В это время Исаев не спеша стал спускаться с вышки.

- Смена, продолжить движение! – Крикнул нам Мордованов, хотя, как мы выяснили раньше, эту команду должен был подать часовой.

Майор Романов не стал досматривать наш спектакль и ушел на контрольно-технический пункт посмотреть, чем занимается наряд по парку. Мы же, сменив часового, строем в колонну по одному покинули третий пост.

- Чо ты тормозил, Исаев? – набросился на нерадивого солдата разводящий Мордованов.
- Но я же подал команду, - невозмутимо ответил солдат.
- Когда ты подал?! Когда мы уже в калитку вошли!
- А когда надо подавать? – Исаев не знал элементарных вещей.
- Как только мы показались, надо сразу кричать. – Объяснил ему Роман.
– Понял?
- Да.
- Исай, твои действия после команды: «Нападение на смену», - не дав опомниться Исаеву, продолжал Мордованов. В ответ последовало молчание.
- Ну, отвечай!

Однако Исаев ничего не отвечал, потому что ему про это никто ничего не рассказывал.

- Роман, подожди, не кипятись, - вступился я за Исаева. – Давай я ему все объясню.
- Нет, я сам объясню, - сказал Роман.

Успокоившись, Мордованов разъяснил Исаеву кто куда падает, куда отбегает и что при этом делает. Мы этой весной уходим на дембель, и вместо нас теперь будут нести службу в карауле эти солдаты. Важно научить их всем премудростям, поделиться тем бесценным опытом, который мы накопили за два года службы. Но если орать на солдат, то они вряд ли что-то воспримут и чему-то научатся. Роман это знал, потому что мы тоже когда-то были духами и проходили через все это.

Приближаемся к вышке первого поста. Это последний пост, который нам предстоит сменить. На первом посту стоит часовым рядовой Маркидяев.

- Маркидяев вообще тормоз, - жалуется мне Мордованов. – Ему позвонили и сказали, чтобы он пропустил смену с проверяющим мимо своей вышки, а он сделал все по-своему – все наоборот. Я его спрашиваю:
«Тебе звонили?»
- «Да»,
- «Ну, а почему ты не пропустил смену?»
- «Да, я подумал…»

Подошли к вышке первого поста и произвели смену часовых. Мордованов обратился к Маркидяеву:
- Маркидяев, я подал команду: «Нападение на смену». Твои действия?
- Подожди, тебе подали команду или мне? – зачем-то решил уточнить Маркидяев. – Или после тебя мне?

Какая разница кому первому подали команду? Маркидяев, отслужив уже почти два года, тупил наравне с духами, которые только пошли в караул. Зачем-то начинает что-то уточнять, как будто от этого может измениться смысл команды «Нападение на смену».

- Маркидяев! – Повысил голос разводящий. – Я командую: «Нападение на смену». Что ты делаешь?!
- Я падаю врассыпную, - с перепугу выпалил Маркидяев какую-то несуразицу.
- Маркидяев, это как? – рассмеялся я каламбуру, выданному моим товарищем. – Руки в одну сторону бросаешь, а ноги в другую? Да?
- Нет, - буркнул Маркидяев и насупился.
- Ну, Вася, это ты можешь записать в свой блокнотик, - засмеялся Мордованов. Он знал, что я записываю в блокнот заметки про солдатский быт и ему показалось, что каламбур, выданный Маркидяевым, стоит того, чтобы его записать.
- Значит, я спросил у Маркидяева, что ты делаешь при нападении на смену,- стал вспоминать Роман, как все было, - а он ответил: «Падаю в рассыпную». Кора, да и только, - продолжал смеяться Мордованов.
- Вот что ты не тормоз после этого, Маркидяев? – Смеясь, подначил я товарища.
- Нет, - сквозь зубы буркнул Маркидяев и отвернулся.

Он, конечно, обиделся, но зная его отходчивый характер, я особо из-за этого не переживал. В теплой караулке все это сгладится и забудется. Строем в колонну по одному смена во главе с разводящим торопливо устремилась из парка в сторону караульного комплекса.

Как получить военный билет? Как получить белый билет?
Косить от армии или купить военник? - ответы на вопросы уже есть, читайте на форуме.

Рейтинг@Mail.ru