вступайте в нашу группу смотрите нас
Показано с 1 по 3 из 3

Тема: Russia Doesn't Want Any More Dollars - What This Means for Investors

  1. #1
    в самой лучшей стране на свете
    Поблагодарили 48 раз(а) в 35 сообщениях

    По умолчанию Russia Doesn't Want Any More Dollars - What This Means for Investors

    Russia Doesn't Want Any More Dollars - What This Means for Investors

    April 26, 2011

    As a result of its status as the world’s biggest energy exporter, the Russian state has accumulated about $300 billion worth of U.S. dollar denominated foreign exchange reserves. It doesn’t want any more. After decades of eagerly accepting dollar payments, Russia has quietly asked its trading partners to pay in rubles.

    Vladimir Putin's original announcement, back on May 10, 2006, that Russia intended to increase the value of the ruble and make it into a reserve currency, caused a shock to currency markets, sending the dollar temporarily downward. But, shortly thereafter, few people paid much attention. The World Financial Crisis intervened, oil prices crashed, and the Russian ruble plunged against the dollar. Quietly, behind the scenes, however, Putin continued to work on making his dream a reality.

    Russia has been slowly converting oil and gas customers to paying in rubles rather than dollars. China and Belarus have already agreed. With special pricing incentives, others, like Ukraine, will follow. Occasionally, the once and future Russian President continues to have very nasty things to say about the U.S. dollar. He can't seem to hold back his annoyance toward American economic policies. But, where he is scripted, as in speeches to the Russian Duma, he now creates a facade that implies the world wants to turn to rubles, rather than dump dollars.

    The official Russian position is that requests for ruble settlement originate from customers, and not from Russia. According to Putin, customers want to pay their bills in rubles. The reality, however, is the reverse. People prefer to pay in dollars, and receive other currencies. With the Federal Reserve's dollar diarrhea still in effect, dollars are easy to come by.

    According to Putin, Ukraine has asked Russia if it can switch to rubles. Putin stated, in his annual address to the Russian Duma:

    The ruble is getting increasingly stronger in former Soviet republics. Today our Ukrainian partners are requesting us to switch to settlements in rubles for energy products… I hope we'll be strengthening the national currency to make it a reserve currency for the region.

    Perhaps Putin has been taking lessons from the Orwellian "perceptions management" team at the New York Fed? In mid-April, however, Ukrainian Prime Minister Mykola Azarov met with Putin and reported an agreement to discuss revising Ukraine’s gas pricing formula. The current formula ties the price of gas to the rising price of oil. The price of gas, in contrast, has not been rising where it is not tied to oil. In North America, for example, gas prices are falling. Regardless of what happens elsewhere, however, Ukraine is contractually bound to pay more for its gas than it thinks it should.

    The request to dump the U.S. dollar did NOT come from the Ukrainians. They would be happy to continue paying Gasprom in dollars. The request came from Russia. Like many big exporters, Russia must balance the desire to escape from the dollar trap, with the fear of collapsing the existing value of dollar reserves. Its situation is not so bad as that of China, whose entire economy is built upon currency debasement against the dollar, but it is still delicate.

    Putin wants to avoid saying things that torpedo the value of Russia's dollar assets, at least when he has a lot of time to think about what he is going to say. He also wants to pretend that people around the world want to join him in recreating the ruble into a world reserve currency. This desire to escape from the dollar zone began in 2001. Former Fed Chairman Alan Greenspan's released a flood of dollar liquidity to rescue American stock prices after the Tech Crash. Putin was not the only exporter who became alarmed. That year marked the beginning of both the secular bull market in precious metals and sharply rising oil prices.

    “Liquidity injections” are not supposed to be the same as “quantitative easings”. Liquidity is a Wall Street code word for “temporary” money creation. Money is electronically created and handed out to a central bank's primary dealer banks in the form of low-interest “loans”. These are sometimes collateralized and, at other times, depending on the purpose of the loan, they are without recourse to any collateral. In the case of the Federal Reserve, since 2001, such loans have been rolled over so many times that they are never paid back.

    The total amount of money endlessly increased, even when so-called "quantitative easing" was still just a pipe dream in Ben Bernanke's mind. From a practical standpoint, these supposedly "temporary" loans, which were supposed to create only "temporary" increases in the money supply, were really cash giveaways. Just like the counterfeited dollars created under color of law through quantitative easing, they permanently debase the dollar as thoroughly as a "QE" episode.

    Commodities have been driven upward since these policies began, due to ever-increasing worldwide distrust of the Federal Reserve's intentions, and the ever-falling buying power of the U.S. dollar. But, Ukraine’s President Viktor Yanukovich doesn't mind. Ukraine is the recipient of a $16 billion IMF loan, and, as soon as the next tranche is released, it will be dollar-rich. It wants to capitalize on the desire of others to leave the U.S. dollar. Yanukovich says that Ukraine is more than happy to pay in rubles, but ONLY if Russia agrees to modify their contract to give it a cheaper price. On Thursday, April 2, 2011, at a press meeting, his exact words were as follows:

    Switching payments for gas between Ukraine and Russia to rubles is acceptable for us. We can go this way, but we believe that then our Russian partners should lower the coefficient in the gas pricing formula.

    The Ukrainian President noted that Ukraine's reserves of dollars can be exchanged for rubles. He doesn't doesn't seem to fully understand Putin's plan, or the full impact of a mass switch-over of Russia's oil and gas customers away from the U.S. dollar. If all are switched away from dollar settlement, they will all need to convert dollars now held in central bank reserves. In 2009, Russian oil exports amount to over 7 million barrels per day, with a total value of about $286 billion per year. Gas exports amount to about 180 billion cubic meters, which at the current European price, is worth about $89.5 billion per year. That is a total of about $375.5 billion. The amounts are higher in 2011.

    Most of Russia's gas sales are quoted in dollars, but paid for in Euros. Oil is both quoted in, and, generally speaking, paid for with dollars. That is why more than 60% of Russia's foreign exchange stockpile is composed of dollars even though the Russians are skeptical about the dollar's future value. Because the U.S. dollar is still the world's reserve currency, dollars normally pass from nation to nation without conversion.

    Let's assume, for argument's sake, that 1/4 of Russia's energy bills are settled in dollars, even though that probably understates the real percentage. If Putin eventually moves all customers to rubles, $94 billion will be converted from dollars to rubles every year. Some claim that the alleged "immense size" of the world currency markets means this is inconsequential. They are wrong. The world's currency market are "immense" only because they are built from derivatives and a very high velocity of money passing from hand to hand. But we are talking about "high powered" currency here. We are talking about the international dollar "base", which is the "stuff" upon which all the velocity and all the derivatives are built.

    The base currency market is smaller than most people realize. It consists of the amount of currency in demand deposits and cash, held by individuals, banks and, mostly, government foreign exchange reserves. When nations shift the right to receive money from recipient to recipient, but $94 billion must be changed from one currency to another, that money must leave central bank currency reserves somewhere in the world, year after year. Ultimately, it means $94 billion per year less demand for U.S. Treasuries. That is a huge reduction because the U.S. government is trying to sell about $1.6 trillion worth of new debt every year. The loss would need to be absorbed somewhere in the system, and that means a reduction in the exchange value of the dollar.

    If other commodity exporters follow Russia's example, the dollar could deeply decline in real purchasing power. It will be in good company, however. The world financial markets are also now floating on a sea of pound, yen, Euro, and yuan liquidity. Commodity exporters like Putin are not easily fooled by Federal Reserve perceptions managers. They often know about hyperinflation. Russia experienced it first-hand after the fall of the former Soviet Union. The monetary authorities of that doomed state and its successors began by wildly printing money and ended by wiping out the middle class. Brazil and others also know how devastating heavy inflation can be.

    Russia may be among the first major trading nations to exit the dollar reserve currency zone. Thankfully, Russia is trying to exit in a controlled manner to avoid disrupting markets. Russia still holds a huge number of dollars in its reserve fund, and it will take time to get rid of them. While we do not believe that the Federal Reserve Note dollar will end the decade at zero, or as toilet paper, we do expect it to command a very small fraction of its current buying power.

    A steady but continuing major dollar debasement will affect retiring Americans. Their plans will be disrupted by the fact that their dollars will buy much less than they did before. The main task of American investors during this decade is to preserve buying power against huge levels of stagflation and dollar debasement.

    In the beginning of all highly inflationary periods, stock markets are the first to receive the inflationary impact. It was so during the first part of the Weimar hyperinflation in 1919-20, and in every other inflationary episode elsewhere. Stock prices tend to outrun inflation in the early stages both by central bank design, and by virtue of the structure of financial markets. Later, they lose ground. The law of diminishing returns goes into effect.

    Eventually, monetary authorities cannot buy stock market gains with anything less than heavy currency debasement and inflation. The decline in the value of the currency eventually overtakes the increase in stock values. We are very near that turning point right now.

    Bond markets are usually the direct targets of inflationary monetary policy, and are temporarily supported by manipulative bond buying by central bankers pursuing inflationary monetary policy. But this can continue for only so long. Eventually, yields must rise and bond prices must fall unless central bankers accept hyperinflation. Sovereign debt can, theoretically, be endlessly sold to a central bank like the Federal Reserve, or the Weimar Reichsbank, at high prices and low interest rates.

    However, the money proceeds will buy less and less, until finally, they will buy nothing as society rejects the particular type of money being used. Once that happens, there is no longer any point to monetization. No one but the central bank will buy bonds anymore and no one wants to accept worthless currency in exchange for valuable goods or services.

    We are optimistic. We believe that currency counterfeiting (a/k/a quantitative easing) has been designed to bail out the executives of major European and American banks that control the Federal Reserve, rather than by foolish policy-makers. After a few more iterations of money printing, the Fed is going to try to stop short of an overt dollar collapse. Interest rates are going to shoot up, but we expect not as fast as inflation. Bond prices are eventually going to fall through the roof.

    The increase in the cost of commodities that results from heavy but not hyper inflation, coupled with an inability to pass price increases on to customers will dramatically lower corporate profits. Stock prices will fall once inflation is factored out. To preserve wealth, precious metals are the only game in town now that the first stages of stagflation are upon us.

    We do believe that the Bernanke Fed is going to create a few trillion more of funny-money dollars. This is unlikely to be enough to cause hyperinflation on the scale of Weimar Germany or Zimbabwe, but it will be enough to put heavy stagflationary pressure into the economy. We do not know, however, whether the Fed will go straight into QE-3, or if there will be a multi-month pause in order to allow the dollar to recover a bit before new counterfeiting operations resume. Sudden cessation of QE-2 will put temporary but immediate upward pressure on the exchange value of the dollar and downward price pressure on the stock and bond markets.

    A cessation of QE may also adversely affect the price of precious metals because many traders will face margin calls on other investments. Yet, the risk of not owning precious metals, and getting clobbered by continued fiat money debasement exceeds the risk of a temporary precious metals price decline when viewed from a long term perspective. Gold, silver and platinum are all going up long term, and should be bought, especially upon major price dips.

    Positions in various precious metals can be taken through the purchase of physical metal in the form of coins and small bars, the purchase of shares in the various precious metals ETFs, including GLD, SLV, PSLV, SGOL, SIVR and others. One can also purchase substantial quantities of gold, silver or platinum at the futures markets.

    Finally, you can buy shares of stock in any number of mining companies, including Hecla Mining (HL), Anglo-American Platinum (AAUKY.PK), Newmont Mining (NEM), Yamana Gold (AUY), North American Palladium (PAL), and many others. When you buy stocks instead of actual metal, you take additional risks, including the potential for executive overcompensation, political risk in the nations in which they operate, and bad decision-making by company managements.

    Seeking Alpha

    Добавлено через 3 минуты

    России доллары больше не нужны - что это значит для инвесторов?

    Эвери Гудман (Avery Goodman)


    Став крупнейшим в мире экспортером энергоресурсов, российское государство создало валютные резервы в размере 300 миллиардов долларов. Больше доллары ему не нужны. Россия, которая десятилетиями с готовностью соглашалась на оплату в долларах, сегодня тихо просит своих партнеров расплачиваться с ней в рублях.

    Когда Владимир Путин 10 мая 2006 года впервые заявил о том, что Россия намерена повысить стоимость рубля и превратить его в резервную валюту, это вызвало шок на валютных рынках, а доллар временно упал в цене. Но уже вскоре после этого мало кто обращал внимание на подобные заявления. Вмешался мировой финансовый кризис, нефтяные цены рухнули, а российский рубль потерял в цене против доллара. Но Путин за сценой тихо и упорно продолжал работать над превращением своей мечты в реальность.

    Россия медленно и постепенно переводит своих нефтяных и газовых потребителей на систему оплаты в рублях, отказываясь от долларов. Китай и Белоруссия уже согласились на это. Получив особые ценовые привилегии, их примеру последуют и другие, например, Украина. Бывший и будущий российский президент время от времени находит возможность сказать что-нибудь очень гадкое об американском долларе. Похоже, он не в состоянии сдержать свое раздражение по поводу американской экономической политики. Но там, где надо говорить по бумажке, и где его речи записывают, например, в российской Думе, он сегодня создает такое впечатление, будто мир хочет повернуться в сторону рубля, отказавшись от доллара.

    Официальная российская позиция состоит в том, что просьба о расчете в рублях должна исходить от ее партнера, но не от России. По словам Путина, покупатели хотят платить по счетам в рублях. Но в действительности все наоборот. Люди предпочитают платить долларами, а получать другую валюту. А поскольку долларовая диарея у Федеральной резервной системы пока не прекратилась, найти доллары легко и просто.

    По словам Путина, Украина спросила Россию, можно ли ей перейти на оплату в рублях. Выступая с ежегодным отчетом в российской Государственной Думе, Путин заявил:

    «На постсоветском пространстве рубль укрепляется и укрепляется и становится даже резервной валютой. Сегодня наши украинские партнеры просят, чтобы мы перешли к расчетам в рублях за энергоносители… Надеюсь, что мы будем укреплять национальную валюту и сделаем её резервной для нашего куста, для нашего региона».

    Может быть, Путин брал уроки у оруэлловской команды из ФРС по «управлению восприятием»? Но в середине апреля украинский премьер-министр Николай Азаров встречался с Путиным и сообщил о согласии Украины обсудить вопрос о пересмотре формулы ценообразования на газ. В действующей формуле цена на газ привязывается к растущей цене на нефть. Но там, где она не привязана, цена на газ не растет. В Северной Америке, например, цены на газ падают. Независимо от происходящего в других местах, Украина по условиях контракта обязана платить за газ больше, чем считает нужным.

    Просьба отказаться от долларов поступила НЕ от украинцев. Они были бы счастливы и дальше расплачиваться с Газпромом в американской валюте. Просьба поступила от России. Подобно многим крупным экспортерам, Россия вынуждена думать о том, чтобы бежать из долларовой западни, опасаясь резкого падения стоимости долларовых резервов. Положение у нее не столь плохое, как у Китая, ибо у того вся экономика выстроена на занижении стоимости своей валюты по отношению к доллару. И все равно, ситуация у России весьма затруднительная.

    Путин хочет отказаться от накопления всего того, что подрывает стоимость российских долларовых активов, по крайней мере, когда у него достаточно времени, чтобы подумать о том, что он будет говорить. Он также намеренно делает вид, будто люди в мире хотят вместе с ним превратить рубль в международную резервную валюту. Такое желание выйти из долларовой зоны появилось в 2001 году. Бывший глава Федеральной резервной системы Алан Гринспен (Alan Greenspan) открыл кран после технокризиса 2000-2002 годов, чтобы спасти цены на американские ценные бумаги, и долларовая ликвидность потекла рекой. Путин был не единственным экспортером, проявившим обеспокоенность. В том году на рынке начался рост цен на драгоценные металлы, и резко выросли цены на нефть.

    «Вливания ликвидности» это не то же самое, что насыщение экономики денежной массой. Ликвидность на жаргоне Уолл-стрит это «временное» создание денег. Деньги создаются в электронном виде и раздаются главным дилерским банкам центробанка в виде «займов» под низкие проценты. Иногда они закладываются под обеспечение долга, иногда используются без залога. В случае с Федеральным резервом такие займы с 2001 года продлевались так много раз, что вообще никогда не погашались.

    Общий объем денежной массы рос бесконечно, даже когда так называемое смягчение денежно-кредитного регулирования было еще несбыточной мечтой, существовавшей в мозгу Бена Бернанке. С практической точки зрения эти якобы «временные» займы, которые должны были лишь «временно» увеличить количество денег, на самом деле являлись бесплатной раздачей денежных средств. Подобно фальшивым долларам, создававшимся якобы по закону через смягчение денежно-кредитного регулирования, они понижали ценность доллара столь же основательно, как и валютное стимулирование.

    Когда началась реализация этой политики, цены на сырье поползли вверх из-за постоянно растущего всемирного недоверия к намерениям Федерального резерва, а также из-за постоянно снижающейся покупательной способности доллара. Но украинский президент Виктор Янукович против этого не возражает. Украина является получателем кредита МВФ на 16 миллиардов долларов, и как только пойдет следующий транш, долларов у нее появится много. Янукович говорит, что Украина рада расплачиваться в рублях, но ТОЛЬКО если Россия согласится внести изменения в контракт, и будет продавать ей газ еще дешевле. Выступая 2 апреля 2011 года перед прессой, он сказал буквально следующее:

    «Переход на рублевые расчеты за газ между Украиной и Россией для нас приемлем. Мы можем на этой пойти, но мы считаем, что в этом случае наши российские партнеры должны снизить коэффициент в формуле газового ценообразования».

    Украинский президент отметил, что долларовые резервы Украины могут быть обменены на рубли. Похоже, он не вполне понимает путинский план, а также последствия массового отказа потребителей российской нефти и газа от американского доллара. Если все откажутся от долларовых расчетов, им придется конвертировать доллары, хранящиеся сегодня в резервах центробанков. В 2009 году российский нефтяной экспорт составлял более 7 миллионов баррелей в день, и за год получалась сумма примерно 286 миллиардов долларов. Экспорт газа составляет около 180 миллиардов кубометров, и по нынешним европейским ценам это примерно 89,5 миллиарда долларов в год. Всего получается около 375,5 миллиарда долларов. А в 2011 году объемы поставок и суммы выше.

    В большинстве случаев цены на газ при поставках из России указываются в долларах, а оплата идет в евро. А что касается нефти, то там и котировки, и оплата идут обычно в долларах. Вот почему более 60% российских валютных резервов составляют доллары, хотя россияне скептически относятся к стоимости доллара в будущем. Поскольку американский доллар по-прежнему является мировой резервной валютой, доллары обычно переходят из страны в страну безо всякой конвертации.

    Давайте в порядке дискуссии предположим, что 1/4 часть счетов за энергоресурсы оплачивается в долларах, хотя на самом деле эта доля скорее всего выше. Если Путин со временем переведет всех покупателей на рубли, то каждый год в рубли придется конвертировать 94 миллиарда долларов. Кое-кто утверждает, что из-за якобы «колоссального размера» мировых валютных рынков это несущественно. Они ошибаются. Мировые валютные рынки «колоссальны» лишь потому, что строятся из деривативов, и потому что деньги на них переходят из рук в руки с огромной скоростью. Но здесь мы говорим о валюте «высокой мощности». Мы говорим о международной долларовой «основе», а это тот фундамент, на котором растет вся эта скорость и все эти деривативы.

    Рынок базовой валюты меньше, чем кажется. Он состоит из валюты, лежащей на депозитных счетах и находящейся в виде наличности у людей, банков, а в основном в государственных валютных резервах. Когда страны меняют правила по получению денег от плательщиков, а 94 миллиарда долларов необходимо переводить из одной валюты в другую, эти деньги должны год за годом уходить где-то из валютных резервов центробанков. В итоге это означает, что спрос на казначейские ценные бумаги США будет меньше на 94 миллиарда долларов в год. Это огромное снижение, потому что американское правительство каждый год пытается продать новых долговых обязательств примерно на 1,6 триллиона долларов. Данные потери надо будет как-то компенсировать в рамках системы, что приведет к снижению обменной стоимости доллара.

    Если примеру России последуют другие сырьевые экспортеры, доллар может существенно снизить свою реальную покупательную способность. Но у него будет неплохая компания. Мировые финансовые рынки сегодня плавают в океане ликвидных средств, состоящих из фунтов, иен, евро и юаней. Менеджерам по формированию представлений из ФРС вряд ли удастся одурачить таких экспортеров сырья как Путин. Они зачастую хорошо знают, что такое гиперинфляция. Россия познакомилась с ней лично после распада Советского Союза. Финансовые власти того обреченного государства и их преемники начали безумно печатать деньги, а в итоге был уничтожен средний класс. Бразилия и другие страны тоже знают, насколько разрушительной может быть мощная инфляция.

    Россия может одной из первых крупных торговых держав выйти из резервной долларовой зоны. Слава Богу, Россия пытается выйти из нее организованно и в управляемом режиме, чтобы не нарушить рыночный баланс. У России в ее резервном фонде до сих пор огромное количество долларов, и ей понадобится немало времени, чтобы избавиться от них. Мы не думаем, что доллар из ФРС завершит десятилетие на нулевой отметке или в виде туалетной бумаги, но мы считаем, что его нынешняя покупательная способность серьезно снизится.

    Ровное, но постоянное снижение ценности доллара негативно скажется на американских пенсионерах. Их пенсионные планы будут подорваны в связи с тем, что купить на свои доллары они смогут гораздо меньше, чем прежде. Главная задача американских инвесторов в этом десятилетии состоит в сохранении покупательной способности в условиях мощной стагфляции и обесценивания доллара.

    В начале любого периода высокой инфляции рынки ценных бумаг первыми подвергаются инфляционному воздействию. Так было в первой части гиперинфляции в Веймарской республике в 1919-1920 годах, так было во всех других инфляционных процессах в мире. На начальном этапе курсы акций обгоняют инфляцию благодаря хитростям центробанка и структуре финансовых рынков. Но потом они теряют свои позиции. В силу вступает закон убывающей доходности.

    Со временем руководящие денежно-кредитные учреждения начинают получать прибыль от рынка акций только за счет мощного обесценивания валюты и инфляции. Снижение ценности валюты постепенно обгоняет рост стоимости акций. Сейчас мы находимся очень близко к такому поворотному моменту.

    Рынок облигаций обычно непосредственно становится мишенью инфляционной монетарной политики, но его временно поддерживают манипуляции центробанка, скупающего облигации в рамках такой политики. Однако долго продолжаться такое не может. Со временем доходность должна расти, а цены облигаций падать, если центробанку не нужна гиперинфляция. Теоретически суверенный долг можно продавать центробанку бесконечно по высокой цене и под низкие проценты. Так было с Федеральным резервом и с веймарским Рейхсбанком.

    Но на вырученные деньги можно будет покупать все меньше и меньше, пока в конечном итоге нельзя уже будет купить ничего, поскольку общество отвергнет используемый тип денег. Когда такое произойдет, весь смысл монетизации исчезнет. Облигации не будет покупать уже никто, кроме центробанка, и никому не захочется получать обесценившуюся валюту за ценные товары и услуги.

    Мы оптимисты. Мы считаем, что подделка валюты (она же - насыщение экономики денежной массой) предназначена для спасения руководителей крупных европейских и американских банков, контролирующих Федеральный резерв. И глупые политические руководители здесь ни при чем. После нескольких запусков печатного станка ФРС попытается остановиться на краю пропасти явного долларового краха. Учетные ставки вырастут, но расти они будут не так быстро, как инфляция. А цены на облигации со временем упадут ниже плинтуса.

    Увеличение стоимости сырьевых товаров в результате мощной, но не гиперинфляции, в сочетании с неспособностью переложить бремя ценового роста на плечи покупателей приведет к резкому снижению корпоративных прибылей. Когда инфляция даст о себе знать, курсы акций упадут. Единственным средством сохранения богатства сегодня, на первом этапе стагфляции, являются драгоценные металлы.

    Мы считаем, что ФРС Бернанке напечатает еще несколько триллионов смешных фантиков, называемых долларами. Этого будет недостаточно, чтобы вызвать гиперинфляцию как в Веймарской республике или в Зимбабве, но вполне хватит, чтобы экономика оказалась под мощным прессом стагфляционных процессов. Но мы не знаем, перейдет ли ФРС напрямую к третьей серии насыщения экономики денежной массой, или будет многомесячная пауза, чтобы доллар немного оправился, прежде чем печатный станок возобновит выпуск фальшивок. Внезапное прекращение второго этапа насыщения временно, но быстро поднимет обменный курс доллара, а на рынке акций и облигаций возникнет тенденция понижения.

    Прекращение насыщения экономики денежной массой может отрицательно повлиять на цену драгоценных металлов, потому что многие трейдеры получат требования о дополнительном обеспечении по другим инвестициям. Но риск отсутствия драгметаллов и обнищания из-за обесценивания бумажных и необеспеченных золотом денег превышает риск временного спада цен на драгоценные металлы, если смотреть на это в долгосрочной перспективе. Золото, серебро, платина – все это будет расти в цене в долгосрочной перспективе, и все это следует покупать, особенно в моменты резкого падения цен на них.

    Позиции по различным драгметаллам можно обеспечить себе за счет скупки реального металла в виде монет и слитков, а также за счет приобретения акций ETF по различным драгоценным металлам, включая GLD, SLV, PSLV, SGOL, SIVR и прочие. Можно также закупать в больших количествах золото, серебро и платину на рынке фьючерсов.

    И наконец, можно купить акции самых разных горнодобывающих компаний, в том числе, Hecla Mining (HL), Anglo-American Platinum (AAUKY.PK), Newmont Mining (NEM), Yamana Gold (AUY), North American Palladium (PAL) и многих других. Когда вы покупаете акции вместо настоящего металла, вы идете на дополнительный риск, в том числе, риск чрезмерной компенсации, политический риск в странах, где эти компании работают, и риск, связанный с принятием неправильных решений менеджментом таких компаний.

    Последний раз редактировалось ЛОХпоЖИЗНИ; 03.05.2011 в 19:19. Причина: Добавлено сообщение

  2. #2

    Фресно, СА
    Поблагодарили 18 раз(а) в 11 сообщениях

    По умолчанию Re: Russia Doesn't Want Any More Dollars - What This Means for Investors

    Путин сказал:
    I'm gonna go build my own International Monetary Fund, with blackjack and hookers. In fact, forget the IMF!

  3. #3
    Поблагодарили 1,638 раз(а) в 977 сообщениях

    По умолчанию Re: Russia Doesn't Want Any More Dollars - What This Means for Investors

    Очередной имперский пук в стиле Россия - спокойная гавань. Похоже, ребята ничему не учатся.... Чего стоит экономика России без пузырей на рынке ресурсов? Да ничего не стоит. И рубль стоит ровно столько, сколько стоит краска и бумага, потраченная на его печать.
    Рубль не станет резервной валютой хотя бы из-за того, что у него ежегодная инфляция за 10% переваливает.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
Наши приложения для мобильных устройств

Как получить военный билет? Как получить белый билет?
Косить от армии или купить военник? - ответы на вопросы уже есть, читайте на форуме.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru